Template Tools
You are here :  Главная
Todays is : Wednesday, 21 November 2018
Курдская диаспора в странах СНГ Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Administrator   
Sunday, 10 February 2008
Гажар Аскеров

(Hejarê Şamîl)



БОЛЬ НЕНАПИСАННОЙ ИСТОРИИ
(Предисловие к турецкому изданию)

Много веков назад у курдов был такой выдающийся историк, как Шарафхан Бидлиси. Впоследствии многие пытались описывать нашу историю, черпая сведения из его трудов, как из богатых источников. В последние же 80 лет стремление курдов освоить собственное историческое наследие привело к тому, что появились сотни ценных исследований. Однако, несмотря на эти попытки, курдам не удалось перехватить инициативу и создать правдивые исследования о собственной истории. Большую часть книг на тему «Курды и Курдистан» написали иностранцы - с точки зрения идеологии своих государств.
С одной стороны, это объясняется объективными причинами, с другой - это безответственность перед историей.
Курдский народ географически и исторически всегда находился в центре истории, однако никогда не занимал в ней заслуженного места. Такая ситуация сохраняется до сих пор. Фундаментальные исследования призваны выявить внутренние и внешние причины этого и способствовать исправлению наших недостатков.
Курдская история всегда искажалась и фальсифицировалась. Однако в последние сто лет курды стремились стать хозяевами собственной судьбы, и заново изучая историю, смогли вести сегодняшнюю борьбу.
В последние годы были опровергнуты многие шаблонные представления об истории региона, созданные учеными, которые обслуживали те или иные властные структуры, и в этом деле большую роль сыграли новые возможности, которых мы раньше не имели.
Развитие курдского общественного движения создало плодотворную основу национального возрождения. Вновь началось интеллектуальное развитие курдов, что позволило оптимистически смотреть в будущее.
Одного лишь стремления стать хозяином своей истории недостаточно для счастья народа. Однако это стремление позволяет нам ощутить ответственность перед историей. «Все для просвещения, а просвещение для свободы», - так можно определить наши цели.
Беды нашего народа и его национальные недостатки имеют объективные и субъективные причины. Эти нюансы, требующие доскональных ответов, проистекают из многих причин. Но мы, поколение, постоянно чувствовавшие все невзгоды нашей национально-исторической судьбы, не можем смириться с создавшимся положением.
Тем не менее, шовинизм и национализм доминирующих наций, их стремление фальсифицировать нашу историю, их субъективный подход не должны вызывать неадекватную реакцию у тех, кто взял на себя ответственность и решился написать историю курдов. Методы противников, которые отличаются своим искусством лжи, не могут принести славу, напротив, они повредят возрождению нашей истории. Только сугубо научный, объективный подход к истории может оставить будущим поколениями наследство, которым они будут гордится.
Разгадка исторических тайн облегчает решение и будущих проблем. Радикальное решение курдского вопроса возможно только при использовании научного подхода. В этом смысле в основу нашей истории должны лечь анализ исторических фактов и объективный взгляд на существующие возможности.
Мы уверены, что «теория курдских полос», выдвинутая в этой книге многоуважаемым писателем-исследователем Гажаром Аскеровым, является результатом тщательных исторических исследований и объективного анализа. Автор книги привел новые, ранее не известные сведения, проанализировал их и пришел к важным выводам, которые, безусловно, являются ценными и заслуживают всяческих похвал.
Гажар Аскеров сам обращает внимание на важность исследования «истории курдской диаспоры»: «С другой стороны, данная работа сможет претендовать на роль источника по истории курдской диаспоры. Следует отметить, что до сих пор ни советскими, ни постсоветскими, ни иностранными курдоведами не было написано ни одного труда по полной истории курдов постсоветского пространства. Объектом советского курдоведения принято было считать этнический Курдистан. К примеру, в советском и нынешнем курдоведческом секторах Российской Академии Наук работали специалисты турецкого, иранского, иракского и сирийского Курдистана, но и по сей день нет ни единого специалиста в области советских курдов. А в существующих научных трудах по советским курдам исследовались лишь историко-культурные аспекты, в частности курдский язык, фольклор и литература. Причиной отсутствия полного и достоверного исследования советских курдов по историческим, социологическим и политическим аспектам были политические взгляды, установленные сверху. То же, что данному вопросу в последние 10-15 лет, несмотря на имевшиеся возможности, не было уделено должного внимания, является темой отдельной дискуссии».
Книга Гажара Аскерова - это попытка преодоления позорного положения дел, и потому ее значение огромно.
Мы жили как народ, лишенный прав, в Советском Союзе, стране, где многие народности были выведены из тьмы истории, освобождены и просвещены. Как заметил Гажар Аскеров, социалистическая система, ставшая для многих народов раем свободы и независимости, курдам принесла в основном депортации, смерть и несправедливость. И сегодня из ран советских курдов, открывшихся десятки лет назад, течет кровь.
Мы хотим доказать недругами, что наш народ может достойно жить в раю свободы. Для этого мы и создаем свои исследования. Друг мой Гажар, своей книгой ты достойно и уверенно идешь по этому пути!

Низаметтин Аккурд,
курдский писатель
Швеция
22 сентября 2005

ВВЕДЕНИЕ

(От автора)
 
     Вот уже 14 лет, как СССР стал достоянием истории, но курдов, проживающих на постсоветском пространстве, все еще продолжают называть советскими.
   Курды относятся к числу тех угнетенных народов, на долю которых выпало меньше всего возможностей воспользоваться плодами советского социализма. Более того, вместе со многими народами они стали жертвой репрессивного режима СССР.
     Следует отметить, что несмотря на обоснованную и объективную критику национальной политики Советского Союза, даже идеологические противники не смели опровергнуть роль советской системы в развитии национальной культуры сотен народов. Несомненно и то, что благодаря СССР десятки народов заняли свое место на исторической сцене.
     Парадоксально, но факт: при образовании СССР в 1924 году в официальных документах число народов, населяющих его территорию, насчитывалось более 190, а при распаде в 1991 году – 103. Наряду с этим советский режим создал государственные институты для народов, не имевших до того государственных традиций: образовал автономные республики, области, округи десяткам малочисленным этническим единицам, в царской России не имевшим даже «культурного дыхания»; дал языкам национальных меньшинств статус второго государственного языка в автономных образованиях.
     В социологии принято основываться на факты. А при историческом анализе не следует брать за основу гипотезы и «систему мышления обратного отсчета». Однако каждый человек имеет право фантазировать, комментируя прошедшее с сегодняшней точки зрения, и я хочу воспользоваться этим правом.
     Как ни странно, если бы не Советский Союз, за 70-летнее существование которого 90 народов исчезли с исторической арены, то, на наш взгляд, сегодня некоторые независимые народы Средней Азии довольствовались бы лишь национально-культурными правами в рамках границ Китая, подобно уйгурам. Ираноязычные народы Средней Азии выкрикивали бы «Какое счастье, что я перс!», Армения или Аджария не проводили бы парламентские выборы в своих независимых или автономных республиках, а отчаянно добивались бы в Анкаре разрешения на использование родного языка…
     Если бы не СССР, который и бровью не повел, когда из списка народов мира исчезли 90 народов… История все же полна парадоксов!
     Сегодня когда речь идет о казахском, таджикском или молдавском народах, которые без страха быть изгнанными с родных земель наслаждаются процветанием в своих независимых государствах, не упоминают об их «советском» происхождении, в то время как до Октябрьской революции они, так же как курды, были угнетенными народами Российской империи. Однако курды, не «сумевшие» воспользоваться благами Советского Союза, все еще «советские»!
     Безусловно, будет несправедливо и ошибочно оценивать 70 лет жизни курдов в СССР лишь с негативной стороны. Известно, что в советское время развивалось курдоведение, на курдском языке осуществлялось радиовещание, велось преподавание в школах, публиковались книги и газеты. Даже первый роман на курдском языке было издан в Советском Союзе. В то же время в самом Курдистане, все эти достижения были лишь мечтами.
     Когда речь идет о правах советских курдах, мы не можем исходить из бесправного положения народа в этническом Курдистане, а должны исходить из тех прав, которое декларировал сам СССР: административных и культурных свобод, которых он теоретически и практически признал за всеми народами и этническими меньшинствами, заселявшими страну. Очевидно, что такая постановка вопроса выявляет вину Советского Союза перед советскими курдами.
     Наша цель не в том, чтобы искать виновного, тем более что СССР давно уже не существует, а его правопреемник — Российская Федерация не считает вопрос о «советских курдах» своей проблемой и относится к нему с полным равнодушием. С правовой и политической точки зрения, современная Россия может привести десятки аргументов в свое оправдание, чтобы избежать ответственности за сегодняшнее положение советских курдов, которые рассеяны по всем пятнадцати странам постсоветского пространства. Но не следует забывать, что когда в начале XIX века Закавказье было полностью завоевано Россией, курды приняли подданство не Грузии, Украины или Кыргызстана, а именно России. Ни в степях Казахстана, ни в сибирской тайге тогда нельзя было найти ни единого курда. А сейчас курды разбросаны по бесчисленным селам, районам и городам бывшего СССР, расположенным в тысячах километрах друг от друга. Даже установление связей между родственниками становится серьезной проблемой, что уж говорить о проблемах, связанных с национальной культурой.
     Безусловно, виноваты в этом не сами курды. Курдистанский уезд, стремившийся к автономии в границах Азербайджанской ССР, был упразднен в 1929 году в результате давления со стороны Турции и с одобрения Москвы. Насильственно депортированные в степи Средней Азии курды из Армении, Грузии и из Нахичевани в 1937–1944 гг. не забивались в товарные вагоны по собственной воле. Курдская молодежь из стран Закавказья, которая не могла найти дома работу, если не отрекалась от своих корней, совершенно не по собственному желанию бросала свои семьи и разъезжалась по селам и городам России в поисках заработка. История советских курдов – это разлуки, ссылки и нескончаемая тоска по Родине. Но задача нашего труда – не описание горестей и страданий, а попытка пролить свет на судьбу этого забытого и брошенного на произвол судьбы народа.
     В то же время данная работа может претендовать на роль источника по истории курдской диаспоры. До сих пор ни советскими, ни постсоветскими, а также ни иностранными курдоведами не было создано ни одного серьезного труда по истории курдов постсоветского пространства. Объектом советского курдоведения традиционно был этнический Курдистан. К примеру, в советском и нынешнем курдоведческом секторах Российской Академии Наук имеются специалисты по турецкому, иранскому, иракскому и сирийскому Курдистану, но до сих пор нет ни единого специалиста в области советских курдов. А в существующих научных трудах по советским курдам исследовались лишь историко-культурные аспекты – в частности, курдский язык, фольклор и литература. Причиной отсутствия полного и достоверного исследования исторических, социологических и политических аспектов жизни советских курдов стали политические взгляды, установленные сверху. То, что несмотря на имевшиеся возможности за последние 10–15 лет данному вопросу не было уделено должного внимания, является темой отдельной дискуссии.
     Существуют достаточное число источников, которые освещают все аспекты общественной жизни советских курдов – начиная с царских времен вплоть до наших дней. В основу данного труда легло множество произведений, которые несмотря на неполноту и сознательное искажение фактов, допущенное по идеологическим причинам, имеют серьезную историческую ценность. Важными источниками стали также периодические издания, архивные документы, фольклор и бесценная информация, которые хранится в народной памяти.
     Считаю необходимым выразить свою признательность уважаемым друзьям Камизу Шеддади и Латифу Бруки, которые также внесли в этот труд неоценимый вклад, так сказать, часть своей души.
     Что касается основных положений данного труда, то считаю, что классифицировать их в соответствии с существующей научной терминологией нет необходимости. По моему личному мнению, эта книга выражает чувства трудолюбивого ассимилированного курда, который стыдится того, что не знает родного языка, которому приходится объезжать пять стран, чтобы посетить могилы своих родных, и который по сей день скитается по степям Средней Азии или сибирской тайге с тоской по Родине в душе. Думаю, что достоверность ее положений определяет сама жизнь советских курдов.
 
СОВЕТСКИЕ КУРДЫ
 
     Слово «диаспора» образовано от греческого dia («пространство, поверхность») и speiro («селиться, поселиться»). Первоначально оно имело политической смысл – «распространение евреев», однако сегодня означает «распространение разных этнических единиц в мире как принудительно, так и добровольно». Курды, которые обитают в нынешнем СНГ, в прошлом СССР, составляют около 2 % курдского народа и образуют самую важную часть курдской диаспоры. На сегодняшний день бывшие советские курды проживает на обширной территории в более чем тысяче сел, поселков и городов.
Курды, проживающие на территории СНГ, исторически разделяются на 4 ветви:
 
1. туркменские курды;
2. армянские, нахичеванские и грузинские курды;
3. ветвь, образовавшаяся в результате внутренних миграций в СССР и СНГ: российские, украинские, белорусские, молдавские, казахстанские, среднеазиатские курды и курды стран Балтии;
4. азербайджанские курды.

     На территории нынешнего Туркменистана курды появились более 300 лет назад. В период правления Надир-шаха часть курдов была переселена в северные и северо-восточные границы Ирана, в основном в провинцию Хорасан, – их стали называть хорасанскими курдами. Другая же часть после установления границ между Ираном и Российской империей осталась на территории Туркменистана. Туркменские курды, численность которых достигала 300 тысяч человек, были почти целиком ассимилированы (до 90-95%). Проживают они в Гок-Тепе, Каахкине (Багыр, Фирузе, Чули, Гермаб и других районах), в Марийский области, в районах Туркмен-Калинин и Байрам-Али и в городах Мари и Ашхабад .
     Ветвь армянских и нахичеванских курдов образовалась двумя путями. Часть курдов – коренные обитатели этих земель – в начале XIX века в результате вторжения Российской империи в Закавказье попала в зависимость от русских. Другие – это курды, которые на протяжении 100 лет начиная с российско-иранской войны (1804–1813) и до Первой мировой войны (1914–1918) переселялись в этот регион из Курдистана (самостоятельно или насильно). В настоящее время в Армении проживает больше 40 тысяч, а в Нахичевани – около 10 тысяч курдов. Имеется много сведений о том, что на нынешних землях Грузии до XIX века жили курды. В 1897 году, по данным переписи населения Российской империи, в Тифлисской губернии жили 2538 курдов . Однако значительная часть курдов Грузии – это беженцы из Османской империи конца XIX – начала XX века. Большая их часть переехала на эти земли через Армению. Их численность превышает 30-35 тысяч. Курды, поселившиеся в Армении, Грузии и Нахичивани в XIX и XX веках, в основном сохранили национальную самобытность: несмотря на то что в результате сталинской депортации 1937–1944 годов большая часть сообщества была сослана в Среднюю Азию и Казахстан и разбросана по 14 областям и 110 районам, курды смогли сохранить и защитить свою идентичность. Их численность превышает 150 тысяч человек.
     Курды, проживающие в Краснодаре, Адыгее, Тамбове, Саратове, Ярославле, Горьком, Новороссийске, Москве, Санкт-Петербурге и во многих других областях и городах России, – это переселенцы с Кавказа и частично из Средней Азии. В одной из справок Государственной Думы РФ подчеркивается, что в Российской Федерации проживает больше 250 тысяч курдов.
     Кроме того, сообщества курдов существуют на Украине, в Белоруссии, в Молдавии и в странах Балтии. В последние годы появились публикации украинского ученого Валентина Стецюка, в которых доказывается, что еще до нашей эры в Причерноморье несколько сот лет обитали курдские скифы, но эти утверждения нуждаются в серьезном изучении.
     Азербайджанские же курды живут в этом регионе многие тысячелетия и являются в основном автохтонным населением. Исторические источники показывают, что на территории нынешней Азербайджанской республики курды жили уже как минимум 2 тысячи лет назад.
    В Азербайджане проживает почти половина курдов СНГ. «Большая советская энциклопедия» 1937 года утверждает, что в то время в республике проживала половина советских курдов . До оккупации Красного Курдистана армянами в 1992–1993 годах курды проживали преимущественно в районах Кельбаджар, Лачин, Губадлы, Зангилан (районы бывшего Красно-Курдистанского уезда), Джебраил, Фузули, Ханлар, Худат, Тертер, Барда, Агдам, в городах Баку, Гянджа, Сумгаит, Шуша и во многих других населенных пунктах. Считается, что в настоящее время в Азербайджане проживает почти 500 тысяч этнических курдов. Однако эта ветвь диаспоры больше остальных пострадала от многовековой ассимиляции: азербайджанские курды утратили национальную память, оторвались от корней, почти забыли родной язык.
     Так же, как в начале XX века, при становлении советского государства, курдский фактор был использован как орудие в решении серьезных национальных проблем на Закавказье, а затем отвергнут, в 1990-е годы, во время развала Союза, проблемы советских курдов были проигнорированы, народу было отказано не только в праве на обладание собственной землей, но даже и в праве проживания на ней.

 

АЗЕРБАЙДЖАНСКИЕ КУРДЫ


Официальное название: Азербайджанская Республика.
Столица: Баку.
Форма государственного правления: парламентско-президентская республика.
Азербайджан расположен на юго-востоке Закавказья.
Территория: 86,6 тысяч км2.
Население: 7 771 092 человек (статистические данные на июль 2001 года).
     Азербайджан на севере граничит с Россией (протяженность граница 284 км), на северо-западе – с Грузией (322 км), на западе – с Арменией (566 км), на юге – с Ираном (432 км), на юго-западе – с Турцией (9 км), на востоке – с Каспийским морем (береговая полоса: 825 км).
     Этнический состав: азербайджанцы – 90 %, дагестанцы – 3,2 %, русские – 2,5%, другие – 4,3% (эти официальные цифры, показывающие преувеличенный процент азербайджанцев, не соответствуют действительности. – Г.А.). В республике живут азербайджанцы, русские, лезгины, талыши, курды, аварцы, удины, лахыджи, армяне (в Нагорном Карабахе), таты, евреи, украинцы и др.
     Религия: в основном мусульмане-шииты. Лезгины и аварцы являются суннитами.
    Государственный язык – азербайджанский.
   С XIX века по 1918 год Азербайджан входил в состав Российской империи. В 1918 году приобрел частичную независимость. В 1920 году было образовано социалистическое правительство. В 1922 году вместе с Арменией и Грузией вошел в Закавказскую Советскую Социалистическую Федеративную Республику (ЗССФР). В 1936 году после отмены ЗССФР вошел в состав СССР, как союзная республика. До 1991 года входил в СССР. 30 августа 1991 года Азербайджан провозгласил себя независимой республикой. День независимости отмечают 18 октября 1991 года.
     Формально к Азербайджану относят два автономных образования: Нахичеванскую Республику и Нагорно-Карабахскую область, в 1991 году после фактического отделения от Азербайджана объявившая о своей независимости .
    В районах Лачин, Кельбаджар, Губадлы, Зангилан (частично Джебраил) бывшего Красного Курдистана Азербайджанской Республики и автономной Нахичеванской Республики ранее жили так называемые азербайджанские курды. Однако разразившаяся в 1988 году армяно-азербайджанская война (Карабахская война) вынудила всех курдов, живших в Красном Курдистане, искать убежища в различных районах Азербайджана. 17 мая 1992 года армянские войска захватили Лачин, 12 апреля 1993 года – Кельбаджар, 31 августа Губадлы и 29 октября этого же года – Зангилан . В настоящее время краснокурдистанские курды живут как беженцы в десяти районах Азербайджанской республики.
     Основная часть курдов, проживающих в Нахичеванской автономной республике, подверглась ассимиляции. В результате сталинской политики насильственной депортации 1937 года большинство курдов, обосновавшихся в конце XIX – начале XX веков в этой автономном республике, были высланы в Казахстан и Среднюю Азию. Большое количество курдов, продолжающих жить в Нахичевани (20 тыс.), переехало в Россию и Среднюю Азию по политико-экономическим причинам после 90-х годов.
     По мнению автора книги «Азербайджанские курды» А. Букшпана, «мусаватско-дашнакская кровавая эпопея 1919 года, непрекращавшаяся война и разгул дашнакских банд во главе с генералом Дро заставили курдов бежать из пределов края (Нахичевань. – Г.А.) в Турцию и Персию.
     В ходе укрепления советской власти курды стали возвращаться. В 1926 году они группами вернулись со стороны Арарата и в основном поселились в районе станции Араздаян» . По данным переписи населения Азербайджана 20-х годов, в Нахичевани насчитывалось 3180 курдов. О том, что в это число входили курды, разговаривавшие на родном языке и особенно жившие в районе станции Араздаян, известно из книги Букшпана, а также из других исследований и воспоминаний местных жителей.
     Курды, названные Букшпаном «зиланскими курдами», были вынуждены не раз переселяться из одного государства в другое. Как правило, это были представители курдских племен Буруки и Джелали. Они же и попались под руку разгневанному Сталину в 1937 году. Осенью 1937 года на станцию Араздаян согнали жителей 18 курдских селений, которые были высланы товарными составами в Казахстан и Среднюю Азию . После 1937 года в Нахичевани осталась единственная деревня, населенная исключительно курдами – Дерекент.

 

КАВКАЗСКИЙ КУРДИСТАН – ОДНА ИЗ ВЕТВЕЙ КУРДИСТАНА


     Курды и другие народы географического Курдистана с древних времен жили на землях Курдистана в своих «этнических полосах» (местах исторического расселения). Исследования показали, что курды, армяне, ассирийцы, азербайджанцы мирно жили в районе Трех Озер (озера Ван, Урмие и Севан).
    Исторические факты говорят о том, что одна область расселения курдов тянется от Серхатской области Северного Курдистана до Гянджи через Нахичевань, Сисьянский и Ведийской районы нынешней Армении, а другая «полоса» – от Хоя (Иран) до Красного Курдистана. Первая «полоса» берет начало в округах Ыгдыр и Мако у подножья горы Агири (Арарат) и продолжается, пересекая реку Аракс, с юго-запада на северо-восток, между городами Ереван и Нахичевань, включая часть Ведийской, Шерур-Дерелегезской и Сисьянской областей. Дальше она пролегает между Карабахским ханством и озером Севан по направлению к югу до города Гянджа – столицы Курдского государства Шеддадидов. Вторая «полоса» начинется от Хоя (Иранский Курдистан) и идет на северо-восток от места впадения реки Хекери в Аракс к северу, где через Зангилан связывается с Красным Курдистаном. Этот горный район Курдистана является населенным пунктом курдов, с древности занимающихся кочевым скотоводством.
     В XVIII–XIX веках курдские анклавы существовали в Нахичевани, Шерур-Дерелегезе, Сисьяне, Карабахе и Гяндже, а также на землях исторического Красного Курдистана. В этих анклавах наблюдался рост армянского и азербайджанского населения – в результате переселения армян и ассимиляции.
     После Туркменчайского мирного соглашения, положившего конец Русско-иранской войне 1826–1828 годов, десятки тысяч армян переселились в Ереван и Нахичевань. Русский генерал Паскевич, отвечавший за переселение армян на территории, населенные курдами, отмечал, что 29 февраля 1828 года армяне поселились преимущественно в Ереванском, Нахичеванском и частично в Карабахском округах, а многие мусульманские (то есть курдские, поскольку в то время определяющей была религиозная принадлежность) деревни оттуда были переселены. Русский автор Шавров писал о том, что в 1828–1830 годах 40 тысяч были переселены из Ирана, 84 600 армян из Турции в Елизаветпольскую (территории Карабаха и Красного Курдистана находились в этой губернии) и Ереванскую губернии Российской Империи. По мнению Шаврова, 1 миллион 300 тысяч армян, живущих в то время на Закавказье, могли переселиться сюда позже. Французские авторы 8-томного произведения «История XIX века» Лависса и Рамбо выдвигали солидарную точку зрения о том, что армяне приехали в Закавказье (исключение – Ереванская губерния) позже .
     Другой причиной разрыва курдской «полосы» явилась ассимиляция курдов азербайджанцами. Многие иностранные специалисты по истории региона XVIII–XIX веков рассказывают о том, что в десятках «азербайджанских» селений этой области разговаривали на курдском языке . Автор этих строк проводил исследование в десятке «азербайджанских сел», где употребляли такие исконно-курдские слова, как «метэ» (тетя), «хал» (дядя), «дэ» (мать) и тд. Ниже мы подробно рассмотрим некоторые доказательства того факта, что ассимиляция продолжалась в течение последних нескольких столетий до нынешнего времени.
     В исследованиях известных археологов Гордона Чайлда и Венилора доказано, что предки курдов арийцы, которые первые провели аграрную революцию, проживали в Иране и Закавказье 6 тыс. лет до н.э. Курды живут в нынешней Азербайджанской республике приблизительно со II тысячелетия до н.э. Археологические раскопки и свидетельства древнегреческих историков доказывают, что курдские племена, такие как ути, гути, кути и курти (в значении «горные»), заселяли южные и северные берега реки Аракс, а также плодородные земли между реками Аракс и Кура, где расположена и территория Красного Курдистана, еще в 2000 г. до н.э.
     Отец истории Геродот вспоминает утиев вместе с другими иранозычными племенами XIV-й сатрапии Ахеменидского государства — сагартиями, саранг, тамане и миками. Все названные Геродотом племена – ираноязычные; то же можно сказать и об утиях . Страбон и Птолемей вспоминают область утиев, которая, по их мнению, располагалась начиная от нынешнего Исфагана и областей мукринских курдов, включая Муганскую равнину Северного Азербайджана, до озера Севан. Красный Курдистан занимает часть этой территории.
     Множество авторитетных советских историков придерживается той точки зрения, что утии (или утийцы) являются предками курдов. Академик И. Г. Алиев размещает утиев южнее Аракса, «там, где прежде жили кутии». Э.А. Грантовский считает, что утии Геродота обитали к югу от Куры и к западу от нижнего Аракса . Эти местности пересекают территории, названные нами «курдскими полосами».
     В источниках Урарту страна утиев называется «Этуини» («Этуихи»). По мнению автора книги «Курды» академика Меликашвили, «Кур этиуни» («Этиухи»), или «страна Этиуни», это собирательное название обширной территории Южного Закавказья. В текстах об Урарту политические и этнические образования Южного Закавказья упоминаются в связи с Этиуни. Между Этиуни и «Наири» ассирийских источников много общего. Скорее всего, Этиуни первоначально было именем нарицательным или географическим понятием .
     Называние горной цепи "Кети" Кельбаджарского района Красного Курдистана, вероятно, осталось от кутиев.
   Мой друг, большой курдский патриот Лятиф Маммад Бруки проводит ценные и убедительные исследования древней истории курдов Закавказья. Он скромно и великодушно помог мне в работе над данной главой, предоставив свои еще не опубликованные научные исследования.
       Изучая историю кутиев в Закавказье, Лятиф Маммеад уточнил названия их населенных пунктов с помощью греческих, английских, русских, курдских, тюркских и армянских источников и подверг детальному анализу принятие христианства и переход в мусульманство кавказских курдов в первые века нашей эры. Л. М. Бруки прорвал заговор молчания и разрушил тенденциозные шаблоны, распространенные в последние 200 лет в истории закавказских курдов, и потому значение его труда очень велико .
      Территория Кавказской Албании, включающая земли нынешнего Азербайджана, была самым древним рабовладельческим государством Кавказа. Она простиралась от горной цепи Северного Кавказа (граница Дагестана) до востока к Каспийскому морю, дальше к югу к реке Аракс, включая равнины Мил и Муган за горными степями Малого Кавказа (граница Красного Курдистана и Армении) .
     Мидийцы, спровоцировавшие крах Ассирийской империи в 595 году до н.э., взяли под свой контроль и Албанию. После них в Албании правили Ахамениды, Сасаниды, Аршакиды, иранские Марзбаны.
   Согласно исследованиям Л.М.Бруки, курды Кавказской Албании начали переходить из зороастризма в христианство с 1 века н.э. Христианство начинает распространяться в Албании одним из апостолов – Фаддеем. Официально христианство в качестве государственной религии было объявлено царем Урнайром в 313 году. Начиная с IV века при правлении династии Аршакидов христианство в Албании становится господствующей религией.
     Кавказские албанцы в первый раз были упомянуты в древнегреческих источниках среди ахаменидских войск, сражавшихся против Александра Македонского в Гавгамельской войне 331 года до н.э. Согласно Страбону, «прежде каждое разноязычное племя управлялось собственным царем. Языков у них 26, так что они нелегко вступают в сношения друг с другом» .
     В Албанской книге было сказано о 31 племени, жившем в Албании. Из них 16 относились к дагестанской, а 15 – к иранской языковой группе.
     Лезгинский племенной союз, в который вошли хел, лег, гили, лезг, кирк и множество других мелких племен, в 4 в. до н.э. основал мощное государство около реки Кулан . Второе государство основали потомки мифического правителя Албании Арана, из рода Сисакана (Сюника). Это было объединение ираноязычных племен, в котором доминирующую роль играли курды . Основатели второго государства жили в сатрапиях ути, гардман (кирдман), цовд (цавде, цовде) и гаргар .

Курдское христианское государство в Закавказье

     Государство Арран располагалось между Араксом на юге и Курой на севере и простиралось до Дербента. Римляне и греки называли его Албанией, а ее население – арианами.
Потомки курдов-михраниды – в 7 веке победили потомков Аррана. В 603 году, уже владея значительной силой в Албании, они за короткий срок собирают вокруг себя другие ираноязычные и курдские племена. В 630 году Михраниды становятся более мощными, обретя военно-политическую свободу .
«В начале VII века эти два государственных образования, объединившись, создают мощное государство во главе с царями из курдской династии Михранидов. Но при этом каждое племя или племенная конфедерация управлялись своими царьками или родоначальниками.
     Ассирийские источники довольно рано стали сообщать о доме Михрана. В надписи ассирийского царя Тукульти – Нинурты, датируемой концом 13 века до н.э., среди покоренных стран называется и «страна Мехри» .
Дом Михрана в ассирийских источниках всегда назывался в составе мидийского племенного союза. Согласно Н. Адонцу , Феофилакт (III, 18) считал могущественный дом Михрана одной из семи мидийских фамилий. В среднеперсидской надписи из Мишкиншахра (Арасвар в Иране), датированной 336 годом, среди знатных парфянских родов называются и Михраниды . О силе и мощи Михранидов свидетельствует и тот факт, что они были обладателями собственного храма огня .
     По мнению Моисея Каланкатуйского, центр потомков михранов был расположен на левом берегу реки Кура. В конце VI — начале VII века в одной из областей Албании — Кирдмане – династия Михранидов усиливалась. Арцахская область (нынешний Нагорный Карабах) тоже входила во владения Михранидов24. Позже они присвоили себе и Нахичевань.
     Несмотря на то что династия Михранидов сумела закрепиться в Албании в 603 году, только к 630 году они сумели выдвинуться на первые роли и подчинить себе других албанских князей. Несомненно, самым ярким представителем Михранидов был великий князь Албании Джаваншир (636–680).
Кирдманское население вместе с другими областями Албании в 4 в. (313 г.) приняло несторьянскую ветвь христианства. Михраниды построили здесь христианский храм, крепость Кирдман и город Михриван. В период распространения мусульманства в регионе михраниды смогли защитить свою независимость .
Безусловно, следует обратить внимание на Кирдманское царство. Кирдман был расположен на правом берегу реки Кура и относился к албанской области утиев. Эта область упоминается в источниках как кирдман (древнеиранск.), гардман (древнеарм.) и гардабани (древнегруз.). Имеется несколько различных мнений о местоположении Кирдмана. Считается, что Кирдман, центр Кирдманского царства, был расположен на территории Казахского, Гедебейского, Шамкирского и Гойчайского районов современного Азербайджана. По мнению Л. М. Бруки, Кирдман был расположен на границах республик Армения, Азербайджан и Грузия, точнее, на территории Казахского, Гедебейского и Шамкирского района Азербайджана, Гардабаниского района Грузии, а также на границе Армении между Азербайджаном и Грузией25. Описанная территория расположена вблизи северной границы Красного Курдистана.
     Знаменитый востоковед академик В.Ф.Минорский писал о том, что слово «гардман/кирдман» образовано от этнонима «курд» и суффикса «ванн» — и «действительно связано с курдским этнонимом»26. Многие азербайджанские ученые также приписывают курдам этимологию слова «гардман» («курдван»)27. Название реки Кирдман, начинающейся на горе Баба дагы и текущей по областям нынешних Горанбойского, Аксунского и Кюрдемирского районов Азербайджана, осталось от кирдманов.
     «Михраниды, за короткое время расширив границы своих владений в сторону левобережья реки Куры (современный Геранбойский район в Республике Азербайджан), начали продвигаться к бассейнам рек Геокчай-Кирдман. Позже вся Нахичевань также была включена в состав государства Михранидов. По своему важному геостратегическому положению Кирдман представлял собой западный форпост Албанского государства и до прихода Михранидов управлялся местными курдскими феодалами, возможно, из ветвей тех же Михранидов. В соответствии с легендой, население Кирдмана вместе с ути, цавдеи (цовдеи) и гаргарами были из рода Арана, то есть были автохтонными. Из рассказа М. Каланкатуйского известно, что род Арана был ираноязычным»28.
Курдское христианское государство Михранидов (VI–VII века), которое имело вид конфедерации племен, включало территорию и Красного Курдистана, – это тема, требующая детального исследования.
Многие материальные и духовные ценности курдского народа уничтожены, переписаны и просто присвоены. На сегодняшний день имеются десятки исторических памятников на территории Красного Курдистана, особенно в Кельбаджарском районе, которые сохранились со времени принятия христианства закавказскими курдами. Эти памятники разрушали другие христианские племена, а также и мусульмане, и сегодня от некоторых из них остались лишь руины.
     Недавно стало известно, что «в рукописи 7117 Матенадарана сохранился отрывок христианской молитвы «Святый Боже» на диалекте курманджи курдского языка и записанный армянскими буквами. Рукопись датируется временем между 1430 и 1446 г. и переписана с более раннего списка»29.
     Азербайджанский ученый А. Алекперов, изучающий следы христианства в регионе, писал: «…в горах нашего Курдистана сохранилось значительное количество христианских памятников материальной культуры, которые в большинстве случаев отражали культуру господствовавших тогда классов. Памятники эти имеют военный характер — крепости и замки; религиозный — церкви, монастыри, часовни и кладбища; торговый — мосты и дороги» .
      Другой азербайджанский ученый, Д.А. Ахундов, делает следующие выводы из христианских следов в регионе: «Исследуемую территорию могут захватить агрессоры, народ может быть порабощен, его могут обратить в иную религию, сменятся формы домов и храмов, но неизменными останутся погребальные обряды и сооружения…»
Л.М. Бруки, оценивая эти мнения азербайджанских ученых, укрепляет свои тезисы о следах христианства в истории курдов: эти мнение свидетельствует «в пользу того, что курдское население Албании, а позже и Красного Курдистана, сменившее под внешним давлением свою религию, оставалось верным традициям своей материальной культуры, которую и сохранили, с незначительными изменениями, до наших дней» . Общий вывод исследователя таков: «Древние насельники Албании — утийцы, кирдманцы, цовдеи и гаргары, потомки Арана — были курдами.
     Династия Михранидов, сумевшая закрепиться и объединить под своим началом другие ираноязычные и кавказоязычные племена Албании, создало в VI–VII веках мощное государство в Южном Закавказье. На смену первоначальной зороастрийской государственной религии в VI веке пришла христианская вера, и только арабское владычество заставило местное курдское население отказаться от своей веры и перейти к исламу» .

                                                                                                         ***
     Известный грузинский историк Шота Месхия развивает мнение историков о том, что расселение курдов в Закавказье началось задолго до реввадийцев, с 10 века нашей эры30.
Сведения о проживании курдов в нынешнем Азербайджане часто встречаются в арабских документах, относящихся к постисламскому периоду. В этих источниках нередко приводятся описания баласаканских (Баласиджан, Баласаджан) курдов, проживающих в нижнем течении Куры, на ее правом берегу. В VII веке во время завоевательного похода арабского полководца Салмана ибн Рабия баласаканские курды упорно сопротивлялись иноземцам , чтобы сохранить свою относительную независимость . А некоторые источники сообщают об отдельном Баласаканском княжестве .
Арабские источники также свидетельствуют о курдском государстве Дейсеми, основанном в IX веке курдским правителем Дейсем Ибрагим Эль Курди32. Столицей Дейсеми был город Берде31. Берде находится на берегу Куры, на северо-востоке Красного Курдистана. Металлические монеты государства Дейсеми, хранятся в музеях Европы и Закавказья.
     Курдское государство Шеддадидов, основанное в Северном Азербайджане (951–1164), оставило значительный след в истории. Представители курдского племени Реввадидов, жившие в Двинской (Дибин, Дебил, Дибил) области Закавказья, с ослаблением саларийцев в 951 году основали свое правительство в Дивине33 под руководством Мухаммеда Бен Шеддадада. В 971 году сын Мухаммеда I Али Лешкери, захватив город Гянджа, объявил его столицей своего государства34.
     В период царствования Фезл ибн Мухаммед Шеддади (985–1130) укреплялось государство, велась успешная война против грузин и каспийцев (хазари), придавалось большое значение социальному и культурному развитию страны. Худаферинский мост, построенный Фезл ибн Мухаммадом над рекой Аракс(1027), до сих пор стоит во всем своем великолепии и красе.
    Известно, что знаменитый курдский правитель Салахаддин Аюби, защищавший исламский мир от крестоносцев, был выходцем из племени Раввади. Бахаеддин ибн Шеддад, личный секретарь великого полководца, в своей книге писал что «отец Салахаддина родился в Двине». Еще один современник Салахаддина Аюби, Ибн Ел Есир, в своем историческом сочинении пишет о местонахождении Двина так: «Отец и деды Салахаддина переселились из Двина, находившегося в Азербайджане, в Ирак к Муджахаддин Бахрузу и последний назначил [отца Салахаддина] главой Тикритского крепости» .
     То обстоятельство, что отец Салахаддина был уроженцам Двина, а Аюбиды и Шеддадиды оба были из династии Равадидов, дает нам возможность предположить их родственную связь. Мы уже отмечали, что Шеддадиды тоже происходили из Двина. Известно и то, что мать великого восточного поэта-мыслителя Низами Гянджеви, прожившая все свою жизнь в Гяндже, тоже была родом из династии Реввади35. Низами Гянджеви во вступлении в своей поэме «Лейла и Меджнун» писал, что его мать была дочерью курдского повелителя.
    Владычество Шеддадидов, распространившееся почти на все Закавказьем, продолжалось 113 лет36. В эти годы Шеддадиды в основном правили в Арране, Нахичивани, Гяндже, Барде, Дубейле и Байлакане.
    В период правления Шеддадидов Гянджа считалась не только славным городом Закавказья, но и значительным экономическим и культурным центром Среднего Востока. Знаменитые Гянджинские крепостные ворота, созданные в 1063 году, хранятся сегодня в монастыре Хелам в Тбилиси. Библиотека Гянджи в то время считалась одним из прославленных научных очагов Востока. Знаменитый тебризский поэт Гатран Тебризи, посетивший дворец Шеддадидов, описал средневековую Гянджу как центр науки и «райскую страну». Даже спустя многие столетия наследие, оставленное Шеддадидами, стало темой для поэтов Среднего и Ближнего Востока. Шарафхан Бидлиси (р. 1543), автор ценного и незаменимого курдского исторического источника «Шараф-наме», сравнивал с дворцами Шеддадидов великолепие крепости Белграда37.
     Однако турецкий приход с востока положил конец процветанию этого государства. Полчища сельджуков в 1164 году уничтожили курдское государство Шеддадидов, разгромили и сожгли его столицу, стерли с лица земли внушительной культурной центр средневековья. Земли Большого Курдистана они завоевали еще в XI веке.
После уничтожения государства Шеддадидов в Азербайджане стало усиливаться влияние турецких кланов и увеличилась численность турок. С этого периода началась ассимиляция азербайджанских курдов. Но некоторые курдские племена, укрывшись в горах, смогли защищаться от сельджукского натиска.
Некоторые исторические данные подтверждают существование курдов в XIII и XIV веке на территории нынешнего Красного Курдистана. По утверждению народного писателя Азербайджана Исы Гусейнова, в XIV веке река Тертер, начинающаяся в Кельбаджарских горах и впадающая в Куру, называлась рекой Курдалам .
      Еще один исторический факт. В XIII веке в Хачын-Арсахском государстве (в которое входили территории Красного Курдистана и Карабаха) при правлении Хасана Джалала имели большое влияние. Хасан Джалал сам был в родственных связях с курдами. Мать Хасана Джалаля Херишах (Хюришах) была сестрой курдских братьев Иване и Захаре Мхаргрдзели – главнокомандующих грузинской царевны Тамары (правление 1184–1212/13).
В 1587 году, в период правления иранского шаха Аббаса 24 крупных курдских племени были переселены из Восточного Курдистана в Закавказье с целью защиты северных границ Иранского государства. Шах Аббас таким образом увеличил численность населения курдов Красного Курдистана в приграничных областях38. После этого долгое время местность, где обитали переселенцы, называлась «йирмидортлер» («двадцать четыре»)39. Русский востоковед Шопен в своей книге «Исторический памятник о состояния Армянской области в эпоху присоединения к Российской империи» (1852), перечислил племена курдов-шиитов, переселенных шахом Аббасом:
1. Гарачорлу (гарачырлы), 2. хасананлы, 3. куликанлы, 4. шадыманлы, 5. мили, 6. шейланлы, 7. техмезли, 8. элиянлы, 9. бергюшад, 10. бабалы, 11. куллухчу, 12. геловчу, 13. ферихканлы, 14. сисьянлы, 15. тертерли, 16. хажысамлы, 17. султанлы, 18. гулуханлы, 19. бозлу, 20. эликьянлы, 21. коланы, 22. пюсьянлы, 23. горус40, 24. пошанлы41. Все перечисленные племена до оккупации армянскими войсками в 1992–1993 годов жили на территории Красного Курдистана.
     Немногочисленные научные статьи и книги дают весьма поверхностную информацию об азербайджанских курдах. Профессор В. Гурко-Кряжин, в 1929 году проводивший исследование в Закавказском Курдистане, в своем обширном докладе назвал начало XIX века временем появления курдов на этой территории и напрямую связал это с российским присутствием в Закавказье42. В начале XX века Г.Ф. Чурсин, имя которого часто упоминается курдологами, в своем исследовании азербайджанских курдов выдвинул гипотезу о начале расселении курдов в Западном Азербайджане, то есть в Красном Курдистане, в 1589 году, после тюркско-персидской войны, – и тем самым поставил многих исследователей, на неверный путь43. Причина этой ошибочной точки зрения Чурсина и других исследователей, заключается в недостатке письменных документов, которые относились бы к кавказским курдам, жившим до XVI века.
     Даже большой друг курдского народа Татьяна Аристова, которая проводила ценные исторические и этнографические исследования закавказских курдов, не стала изучать события, происходившие до XIX века, находясь под влиянием своих предшественников-курдологов, а также из-за нехватки исторических документов относительно закавказских курдов. Госпожа Аристова, проводившая этнографические исследования закавказских курдов в 1960-е годы, пишет: «Во время экспедиционных работ выяснилось, что почти все курды – старожилы Закавказья – помнят историю возникновения своего села, которые как правило, создавалось в результате переселения курдов из стран Ближнего Востока»44. Однако многие курдские племена и в XIX веке, и ранее были вынуждены непрерывно менять место жительства по самым разным – политическим, экономическим, социальным причинам. Причем перемещались они не только между Курдистаном и Закавказьем, но и по всему Закавказье. Известно то, что в XIX веке большинство племен по нескольку раз основывали новые селения (в частности, и из-за ослабления родовых связей и плохих природных условий). Т. Аристова не приняла этот факт во внимание и решила, что предки опрошенных ей жителей переселились в XIX веке с Ближнего Востока. Например, она упустила из вида, что население описанных сел Зейлик Кельбаджарского района, Зиланлы Зангиланского района и Минкенд Лачинского района составляет соответственно племена ферихканлы, шахсуварлы и бабалы, а ферихканлы, шахсуварлы и бабалы являлись племенами, переселенными из Восточного Курдистана в Закавказье в 1587 году45. Насильственные и естественные переселения стали частью образа жизни курдов этого региона.
Можно привести множество подобных ошибочных выводов, которые отразились и на изучении закавказских курдов, и на курдологии вообще. Невозможно опираться только на описания великих хронистов и мнения, факты и гипотезы, выдвинутые учеными прошлых веков. История не стоит на месте, она подвижна и со временем еще больше приближается к нам.
  Описанные переселения сильно повлияли на несколько поколений азербайджанских курдов. У нас нет возможности изучить переселения до 1587 года. Поэтому мы посчитали правильным определить курдов, живущих на нынешней земле Северного Азербайджана до XVI века, как «первое поколение курдов» Азербайджана. Это поколение полностью подверглось ассимиляции и бесповоротно отделилось от собственного народа.
«Второе поколение» – курды, переселенные в XVI веке (в основном в 1587 году). Число которых достигает десятки тысяч, потеряли племенные связи и были отчуждены от своих корней.
«Третьим поколением» являются курды, переселившиеся из исторического Курдистана в этот регион после XVI века, особенно в течение XIX – начала XX веков. Продолжительные войны и коренные социально-экономические изменения привели к постоянному перемещению курдов между Ираном, Закавказьем и Турцией, а также внутри Закавказья.

Курды Армении 

Двойной стандарт

(Имели и потеряли)

     Угнетенные народы Российской империи в Советском Союзе имели возможность возрождать и развивать свою национальную культуру. Эта тенденция для некоторых народов имела постоянный характер, для некоторых – временный, а развитие некоторых народов происходило лишь до определенного уровня.
      С укреплением советской власти курдский народ оказался среди тех, кто со временем потерял приобретенные права. В Армении и частично в Грузии курды могли осуществлять свои культурно-национальные права. За семидесятилетний период существования СССР в Армении были созданы культурные ценности в области литературы, языка, и искусства, что можно считать не только достоянием курдов Армении, но и всего курдского народа. Это неопровержимый исторический факт. Однако при оценке развития курдов Закавказья и Советского Союза вообще перед нами появляется удивительная картина. Например, курды, проживавшие в Туркменистане (их насчитываются сотни тысяч), были полностью лишены культурных прав, а на «белый геноцид» курдов в Азербайджане в Москве смотрели сквозь пальцы.
     В СССР, где существовала единая законодательная, исполнительная и судебная власть, в одних республиках курдский народ гордился высокими культурными достижениями, а в других его уничтожали, не позволяли развивать культуру, даже называть себя курдом. Естественно, существует политическое объяснение этого. Первое, что бросается в глаза: Азербайджан и Туркменистан – туркоязычные республики, где, как и в Турции, имеется «привычка» ассимилировать другие этнические группы. Азербайджанское и туркменское правительства, исходящие из такого политического воспитания, руководствуясь националистическими принципами, систематически препятствовали развитию прав курдского меньшинства.
     Мусульманское вероисповедание азербайджанских и туркменских курдов, безусловно, сыграло большую роль в процессе сближения народов. Однако такое естественное сближение – не главная причина игнорирования культурных прав курдов и их ассимиляции, о чем любят говорить в этих государствах. Естественное сближение не вполне объясняет государственную политику нетерпимости по отношению к этническим меньшинствам, его можно считать только частичной причиной ассимиляции.
     Нет необходимости объяснять, что при однопартийной системе СССР не было абсолютно никакой возможности проводить какую-либо национальную политику без согласия Москвы. Однако стоит детально объяснить политическое мировоззрение Москвы, которое создало политику двойных стандартов по отношению к своим гражданам.
      В 1923 году, когда был образован Красный Курдистан, Москва планировала сделать этот регион плацдармом для расширения социалистической революции на Ближний Восток, где было велико число курдов. Выше мы уже перечисляли причины создания Красного Курдистана и называли эту причину наряду с другими. Однако в последующие годы Советский Союз отказался от подобной политики по ряду причин, одна из которых являлось противоборство Турции и упорное давление Азербайджана. А центр влияния на Ближний Восток посредством курдов переместился в Армению. С этим перемещением произошло и изменение юридической и политической сущности «центра влиянии». В первом центре (Красный Курдистан) планировались работы на политической, национально-региональной и культурной основе, а второй центр (Армения) был создан для осуществления культурной деятельности. В том, что Армению предпочли Азербайджану, несомненно, преобладал тот факт, что Азербайджан был «другом» Турции, а Армения – «врагом». В результате Москва считала лишней тратой времени решение проблемам нетерпимости азербайджанского руководства, критически настроенного к политике центра по Ближнему Востоку. В Москве решили, что армяне, угнетавшиеся турками, отнесутся к политике по отношению к курдам более нейтрально.
     В то же время руководство Советского Союза «забыло» о курдах Туркмении (поскольку те проживали вдалеке от границ с Курдистаном) и не сочло нужным использовать их в международной политике. Еще одна причина, по которой туркменских курдов предали забвению, состояло в том, что они были в основном неграмотными, социально и политически не развитыми крестьянами, не предъявлявшими никаких требований о предоставлении культурно-национальных прав. Если к этому добавить еще «забывчивость» Москвы относительно предоставления в полном объеме культурных прав всем этническим группам страны, картина будет полна. Другими словами, власти действовали по принципу «нет требований – нет проблем». То есть вопреки лозунгам национально-культурной свободы, декларированным Советским Союзом, по отношению курдам Азербайджана и Туркмении за основу были взяты внутригосударственные тактические подходы и баланс международных интересов. В результате этого курды, населявшие эти республики, были полностью вытеснены с арены истории.
     Однако все вышесказанное не уменьшает важности «мини-курдского резонанса», который происходил в Армении. В этой республике, где большую часть курдов составляли безграмотные кочевые и полукочевые племена, был сделан настоящий революционный прорыв в культуре.
      Понятие «курды Армении», как и понятия «курды Азербайджана» «курды Грузии» и «советские курды», стали использовать после установления советской власти. Во время царской империи они назывались «курды – российские подданные», «курды Закавказья», «курды Елизаветпольской, Ереванской, Тбилисской губерний».
     Имеется достаточно исторических данных, подтверждающих, что некоторые курдские племена жили на территории Армении еще в XVIII веке .
      Корни курдского существования в этой республике уходят в глубь веков. Еще в государстве Албания, куда входит часть территории современной Армении, проживало множество курдов. А Нахичевань и Зангезур, где преобладали курды, в VI–VII веках входили в Мехранидское государство.
     Первая «курдская полоса», берущая свое начало на Арарате и заканчивающая в городе Гянджа, проходила через Ведийский и Араратский районы, а также через бывший Зангезурский уезд, часть которого к началу XX века перешла к современной Армении. Эти данные являются еще одним доказательством глубоких корней курдов на территории современной Армении.
     В XIX веке в Армении курды проживали в Шарур-Дерелегезском, Александрополском, Нахичиванском, Новобаязитском, Ереванском, Эчмиадзинском и Сурмалинском уездах бывшей Ереванской губернии .
     В связи с политическими и военными действиями в XIX веке наблюдалось усиленное передвижение курдов в районе между Арменией и Курдистаном, а также внутри страны. В результате этих передвижений в 1830 году в Армении насчитывалось 15215 курдов (9,4% от всего населения), а в 1850 году это число уменьшилось до 8089 человек (3,4% от всего населения). Из этого следует, что за 20 лет численность курдского населения сократилась до 7126 человек (см.: Приложение. «Население Восточной Армении в XIX в. – начале XX в.»).
После Крымской войны (1853–1856) и Русско-турецкой войны (1877–1888) курдское население на этой территории значительно выросло. Курды-езиды, которые особенно преследовались в Османской империи за свое «немусульманство», периодически переселялись в Закавказье. Особенно возросла численность курдских племен в 1885 году. А к началу XX века в Закавказье, которое находилось в составе Российской империи, численность курдских племен достигла 65 .
Геноцид армян 1914–1918 годов не миновал и курдов-езидов. Бежавшие из Антапа, Карса и Вана курды-езиды оказывались в Закавказье. В начале XIX века на армянской территории в России курдское население насчитывало 10 737 человек, в 80-е годы – 28 101 человек , а к концу того же века, по официальным данным, их уже было 36 188 человек . Список нацеленных пунктов Ереванское губернии Закавказье. Тифлис, 1879.
По результатам переписи населения Российской империи в 1903 году из 37 068 курдов Ереванской губернии 15 152 проживали в Сурмалийском, 6461 – в Эчмиадзинском, 3962 – в Александропольском, 11 493 – в Ереванском, Нахичеванском и Шарур-Дерелегезском уездах . Приблизительно 30 % из них вели оседлый образ жизни, а 70 % были объединены в кочевые племена .

Курды в Армении в основном проживали в сельской местности с экономическими и социальными трудностями, в нищете. В XIX веке курды проживавшие в Александропольском, Шарур-Дерелегезском, Нахичеванском, Новобоязитском районах Ереванской губернии, вели оседлый образ жизни, а курды Ереванского, Эчмиадзинского, Сурмалинского уездах еще продолжали вести кочевой образ жизни, были скотоводами-кочевниками.
40 % оседлых курдов не имело своих земель. Они были вынуждены искать сезонную работу у армян. 20 % курдского населения в селах Пампа Курда и Мирак не имели своего скота, и нищета заставляла их искать работу в других районах. В начале XX века улицы Еревана и Тбилиси заполнились курдами, искавшими работу. Они не умели ни читать, ни писать, их положение было ужасным. Накануне I Мировой войны в Ереванской губернии численность курдского населения достигла 40 159 человек, и только в двух селах имелись школы.
В начале XX века у курдов не было никаких социально-политических прав. Под давлением местных помещиков и появившихся армянских националистов они были вынуждены постоянно менять место жительства.
С другой стороны не прекращались и преследования со стороны Турции. Территории, завоеванные Российской империей у Оттоманской империи, по Брест-Литовскому договору (3 марта 1918) подлежали возврату: курды и армяне, проживавшие на этих землях, вновь попадали под турецкое иго. В 1918–1920 годах турецкая армия оккупировала часть Армении, а курдских мужчин Александропольского уезда арестовали и вывезли в Турцию. В маленьком курдском селе Пампа Курда из арестованных 80 курдов-езидов только нескольким мужчинам удалось вернуться домой.

В период властвования партии Дашнакцутюн в Армении (1918–1920) политические права, отобранные у курдского населения царской властью начиная с 1869 года, были частично возвращены. Представитель от курдов был избран в парламент, несколько курдов получило высокие офицерские звания. Стали действовать военные отряды, созданные из курдов-добровольцев под командованием курдских командиров .

Три периода культурного развития курдов Армении

Первый период

      Временной промежуток между 1920 и 1937 годами – это период ликвидации безграмотности, развития образования, курдского языка и культуры; важную роль в нем сыграла и армянская интеллигенция.
     23 апреля 1921 года правительство Армении приняло закон об обучении в начальной школе на родном языке. В июле того же года вышло первое учебное пособие на курдском языке, написанное на основе армянского алфавита. А учебник под названием «Шамс» («Солнце») вышел в цвет в октябре 1921 года. Его автором был армянский интеллигент Лазо (Акоп Казарян). До 1929 года курды обучались чтению и письму именно по этой книге и в Армении, и в Тбилиси. В 1922 году открылись школа-интернат под № 103 для курдских детей под руководством Лазо и Ахмеда Мырази. В этой школе обучались известные языковеды-курдологи Канате Курдо, Черкез Бакаев, первый редактор газеты «Рйа Таза» Джардийе Генджо, Герой Советского Союза Саманд Сиябандов и другие – все, кто впоследствии стали основой курдской советской интеллигенции . Уже к 1925 году в Армении и Азербайджане открылось 55 школ с обучением на курдском языке .
В начале 20-х проводилось множество курдских собраний и конференций. Основными темами этих конференций были ликвидация безграмотности, борьба с традиционной отсталостью. Обсуждалась необходимость перехода от кочевого образца жизни к оседлому. Поднимались вопросы о роли курдов в социалистическом строительстве, наделения землей безземельных курдов, а также другие социально-экономические вопросы .
Первая конференция курдов Закавказья прошла в 1925 году в селе Хаджихалил (ныне село Сахкаховит Арагатского района). Вторая конференция состоялось в 1926 году в Талинском районе. В первой конференции участвовало 76, на второй – 96 человек. Присутствовал также делегаты из Грузии и Азербайджана . Участники первой конференции 11 января 1925 года обратились к правительству Армянской ССР с просьбой разработать курдский алфавит на основе латинской графики . Позже этот вопрос рассматривали правительства Грузии и Азербайджана.

В 1926 году ЗАКК райкома ВКП(б) обсудил этот вопрос и принял следующее постановление:

«5. Ввиду того, что курдов в Закавказье не менее 50 000 и литературы на курдском языке не имеется, признать желательным создание среди курдов школ на одном из языков, которое население признает необходимым. Категорически запретить навязывание алфавита. Параллельно необходимо принимать все усилия к скорейшему изданию учебников и литературы на курдском языке после утверждения нового алфавита Академией наук. Принять меры к ускорению разрешения вопроса о курдском алфавите Всесоюзной Академией наук, составленном и посланном в Академию Наркомпроссом Армении» .

В 1928 году работа по разработке нового курдского алфавита на основе латинской графики достигла определенного результата. «Решением ЦК КП(б) Армении от 8 июле 1928 г. при ЦИК Армянской ССР был организован комитет в составе А. Мравяна, А. Шамилова и Ш.Теймурова и др. для оформления и распространения курдского алфавита» .

7 марта 1929 года коллегия Народного комиссариата просвещения Армянской ССР утвердила план распространения нового курдского алфавита , в котором содержались следующие пункты:

1. Популяризация в прессе и на собраниях трудящихся значения нового курдского алфавита.

2. Издание иллюстрированного букваря-самоучителя.

3. Издание популярной, общедоступной литературы, учеников родного языка для 1 и 2 классов курдских школ, книги для чтения и учебника для школ-ликбезов.

4. Подготовку кадров на двухмесячных курсах в 1929 году и на годичных – в 1929/30 учебном году.

5. Созыв конференции с участием представителей курдского населения ЗСФСР в мае 1925 года .

Тогда же профессору И. А. Орбели было поручено составить и представить наркомпросу Армении грамматику курдского языка .

В этом же году вышла в свет книга на основе латинского алфавита: самоучитель курдского языка для взрослых под названием «Xu xu hinbûna, xwendina nvîsara kurmanсî» («Самоучитель курдского языка») .

Однако в это время большинство курдов было неграмотно. Яркий тому пример: 1927/28 учебном году из 13 учителей в курдской школе, только один учитель – Амине Авдал – был курдом.

В целях подготовки квалифицированных учительских кадров в 1928 году группа молодежи была отправлена на рабфак Ленинградского Восточного института при ЦИК СССР . По разным источникам, здесь обучались больше 20 человек . Многие из них – Канат Курдоев, Ахмед Сулейманов, Титал Мурадов, Сала Джафаров, Афо Сулейманов, Адо Джангоев, Амар Мирзоев, Исо Надиров, Ардаш Арабов, Гасо Шамилов, Рашид Поладов, Иван Тамоев и другие – впоследствии станут учеными, писателями, общественными деятелями, оказавшие историческую услугу своему народу .

До 30-х годов в Армении не было особых достижений в области культуры и литературы. Фильм «Заре», снятый в 1926 году на студии «Арменфильм» по сценарию Лазо (Акопа Казаряна), который рассказывал о курдской жизни, можно было считать исключением . Этот фильм считается первым документальным фильмом о курдах в мире .
Уже в 1930 году в курдских школах велось обучение по новому латинскому алфавиту. За короткое время с помощью преподавателей, прошедших специальные курсы, им овладели 754 человека .
25 марта 1930 года в Ереване впервые вышли в свет газета «Рйа таза» на курдском языке. Эта газета с некоторыми перерывами издавалась вплоть до XXI века и является самой долго живущей курдской газетой в мире.
В августе того же года по предложению правительства Армении Совнарком ЗСФСР и правительство республики приняли постановление об открытии 1 января 1931 года в Ереване Закавказского курдского педагогического техникума с четырехлетним обучением .
Первым директором техникума стал известный писатель, автор первого курдского романа Араб Шамилов. Число студентов техникума, глубоко повлиявшего на жизнь курдов, в 1933–1934 учебном году увеличилось до 101 человек. Педагогический техникум за шесть лет выпустил 70 учителей. Образование здесь получили студенты не только из Армении, также из Грузии и Азербайджана.
В техникуме преподавали учителя, которые затем прославились в мире курдской литературы и курдологии: Араб Шамилов, Аджие Джнди, Вазире Надири, Амине Авдал, Джасыме Джалил, Чарказ Бакаев, Халид Чатоев, Бро Мамоев. Среди учителей были и армяне .
С 1929 по 1932 год Госиздат Армении издал для нужд техникума 21 учебник по языку, и математике, физике, естествознанию, географии и т. п.
В 1934 году в Армении насчитывалось 45 курдских школ, в которых обучалось 2365 человек.

9 июля 1934 года в Ереване прошла первая Всесоюзная курдоведческое конференция.

Конференция обсудила следующие вопросы:

1. Октябрьская революция и национально-культурное строительство среди трудящихся.

2. Работа курдской секции Института истории культуры.

3. Социально-экономические формации среди курдов Октябрьской революции и их отражение в курдском языке.

4. Проблемы общекультурного курдского языка.

5. О единой курдской орфографии в связи с реформой курдского-латинского алфавита.

6. Основы курдской грамматики.

7. Принципы построения курдской терминологии .

На конференции обсуждались также способы сохранения национальной ценностей, сборе фольклорных материалов, подготовка научных кадров – в общем, развитие национальной культуры курдов. Решения конференции способствовали дальнейшему развитию курдской письменности и литературы. Впоследствии десятки молодых людей защитили диссертации о культуре, языке и литературе курдов.
Таким образом, впервые ученые курдского происхождения начали систематически заниматься курдологией, стали глубоко изучать родной язык. Известный курдолог Аджие Джнди часто вспоминал, как он вместе со своим другом юности Амине Авдалом ездил в села Гундесаз и Елегез, чтобы изучать тонкости курдского языка .
В эти годы была образована курдская редакция в Госиздате: она готовила к печати книги на курдском языке. Первая изданная там книга «Рассказы Джасыма» была издана в 1931 году. Она принадлежит перу Лазо – автору первого курдского алфавита. А литературный альманах, куда вошли стихи и рассказы молодых курдских писателей, вышел в свет в 1932 году.
В 1934 и 1935 годах были напечатаны произведения молодых писателей Дж. Генджо, А. Джнди, А. Авдала, В. Надири, А. Мырази, и Е. Само. Пьеса Джнди «Две пачки лекарств», пьеса Мырази «Язык гор», пьеса Надири «Побег женщины» и его сборник стихов «Нубар», роман Шамилова «Курдский пастух», сборник стихов Е. Шаро «Первый рассвет» становятся первыми ласточками в литературе советских курдов.
В эти годы печатаются пропагандистские и политические книги. «Биография Карла Маркса» (1933) и «Манифест коммунистической партии» (1934) – первые политические издания на курдском языке.
Результатом работы в области языкознания стало издание словарей. «Армянско-курдский словарь» (1933) и «Словарь армянско-курдской терминологии» (1936) подготовили почву для будущих фундаментальных работ в этой области.

В 1937 впервые вышла книга, переведенная с русского на курдский – «Стихотворения и рассказы А.С. Пушкина».
В 1936 году были изданы книга «Курдский фольклор», собранный А. Джнди и А.Авдалом, сборник «Курдские народные песни», куда вошли 127 песен. Печатались учебники для школ, брошюры общественно-политического содержания.
Первые книги не имели особой литературной ценности, но сыграли важную роль в развитии курдского литературного языка.
В Армении с 1929 по 1937 год вышло 70 книг на курдском языке, более 20 книг являлись учебными пособиями .

Второй период

Этот период культурно-литературной жизни курдов Армении начался в 1937 году, во время репрессий, и продлился до 1955 года – до «оттепели».
В 1937 году, прошедшем в СССР под знаком борьбы с «врагами народа» и «агентами империалистических государств», многие интеллигенты попали в эту мясорубку: многие были арестованы, сосланы, приговорены к смерти. Эти события во многом препятствовали развитию культурной деятельности курдов.
В годы репрессии было прервано преподавание на курдском языке. Из-за негативного отношения к «алфавиту империализма» прекратилось использование латинского алфавита. Книги, напечатанные этим алфавитом, были запрещены. Многих курдских интеллигентов обвиняли в антисоветской пропаганде и предательстве, клеймили как «агентов Запада». Автора первого курдского романа Араба Шамилова сослали в Сибирь. А. Джнди, Дж. Генджо, А. Мырази, Джангир Ага, Шамиль Темур оказались в тюрьме.
15–17 марта 1939 года в одном из обвинительных заключений, вынесенных ереванским судом, прозвучали такие утверждения:

а) проводилась организация мятежа против Советской Армении, подстрекательство к беспорядкам в стране и пропаганда против советского режима;

б) эта пропагандистская деятельность проводилась с помощью курдской литературы;

в) обвиняемые находились в контакте с Джаладатом Бадирханом и английским агентом Акопяном.

В одном из протоколов допроса так освещается политика давления тех лет:

«Вопрос: Вы обвиняетесь в подстрекательстве к бунту против нашей революции в СССР среди курдов Армении. Что вы скажете по этому поводу?

Ответ: Я не проводил никакой работа среди курдов против СССР» .

В 1937 году тысячи курдов из Армении и Азербайджана были выселены в Среднюю Азию и Казахстан. Несмотря что не существует достаточных сведений о численности сосланных, отдельные документы и рассказы свидетелей позволяют предполагать, что выселенных было не менее 20 тысяч.
С 1937 года единственным учреждением, продолжавшим развивать курдскую культуру оставался Государственный театр курдов в селе Элегез. В труппу была набрана курдская молодежь из села и окрестностей. Получили приглашение и курды из Еревана и Тбилиси, наделенные актерскими способностями. Молодежь обучали армянские специалисты, репертуар составляли произведения в основном армянских писателей. На сцене появлялись также пьесы «Мам и Зин» написанная армянином С. Таронси, «Кер и Кулык», «Кеча Мирыке», «Сиябанд и Хадже», «Гур Хасо», подготовленные на основе курдского фольклора. Кроме того, использовались пьесы русских, грузинских и азербайджанских писателей, были представлены такие произведения курдских писателей, как «Мыраз» (Аджие Джнди), «Медсестра и медбрат» (Джардие Генджо), «Лур де лур» (Джалате Кото) (Кото, кстати, стал первым директором театра).
Несмотря на значительные достижения, в 1947 году театр прекратил свое существование из-за «малого количества зрителей». Элегезский Государственный театр, на сцене которого за 10 лет было поставлено больше 30 пьес, сыграл значительную роль в развитии культуры, стал своего рода школой, воспитавшей курдские национальные кадры. Например, Мирое Асад – один из первых артистов театра – затем занимал важные государственные посты, долгие годы был редактором газеты «Рйа Таза». Другой бывшей артист – Джалате Кото – работал в правовой системе республики.
До 1939 года в 21 селах, населенных курдами, функционировали школы, где все уроки проходили на курдском. После 1940 года преподавание в этих школах стало вестись на армянском языке. В связи с новыми обстоятельствами ученики изучали родной язык лишь 2–4 часа в неделю и только до 8 класса.
В 1941 году правительство Армении приняло решение перевести курдский язык на кириллицу. Работа по созданию нового алфавита была поручена А. Джнди, незадолго до того освобожденного из заключения (он был арестован в годы репрессии по надуманным причинам) и Вазире Надири. Курдская кириллица, разработанная в 1946 году, использовалась среди курдов, живущих в Армении, а также в других советских республиках до развала СССР (см.: Приложения).

Третий период

В 50-е годы произошли важные события в культурной жизни курдов Армении. В 1955 году возобновился выпуск газеты «Рйа таза», закрытой в 1937 году, тогда же началась трансляция передач на курдском языке по ереванскому государственному радио, а в одном из ереванских институтов было открыта отделение подготовке преподавателей курдского языка. В 1959 году были созданы отдел курдологии Института востоковедения Академии наук Армении и курдское отделение при Союзе писателей.
Ереванское курдское радио образовалось и начала работу с ежедневных 15-минутных выпусков новостей. В развитии радиовещания огромную роль сыграл Джасыме Джалил – его первый редактор. Сначала не разрешалось транслировать курдскую музыку. Но затем позывными курдского радио стала двухминутная песня Шамиле Беко – ее звуки стали настоящим праздником для ереванских курдов, особенно интеллигентов.
Курдские женщины не сразу смогли преодолеть семейные запреты и запеть по радио. Первую курдскую песню спела армянка Ануш Саакян – она работала в элегезском театре и прекрасно знала курдскую музыку.
Впоследствии было увеличено время вещания, появились новые радиопередачи. Подход «Новости важны, но важней всего музыка» преданного поклонника курдского фольклора Джасыме Джалиля сыграл важную роль в развитии радио как выразителя духа курдского народа и очага культуры. Многое дала и патриотическая деятельность писателя Хелиля Мурадова, который 24 года проработал главным редактором на радио после после Дж. Джалиля .
Затем на волнах эфира звучали голоса Карапете Хачо, Хелиле Эвдилле, Эгиде Джымо, Шеройе Бро, Нура Джевари и других певцов, занявших места в сердцах каждого курда.
Некоторое время радио работало полчаса в день, в с 1956 года по указу ЦК КПСС вещание было увеличено до полутора часов. Однако с распадом СССР оно уменьшилось до часа, а впоследствии – до получаса.
Музыкальная коллекция радио стала золотым фондом курдского народа. За время существования было записано около 1500 песен, спетых советскими курдами . Записи курдской классической музыки, современных песен популяризировались среди советских курдов.
Важное место занимало также информирование курдов СССР о национально-освободительной борьбе в Курдистане.
Отдел курдологии был основан в 1959 году. На нем изучали курдский язык, литературу, фольклор, историю и этнографию. Отдел сыграл важную роль в подготовке научных кадров в национальном масштабе. По данным профессора Максима Хамо, ныне директора отдела курдологии, внесшего значимый вклад в языкознание, с 1959 года до настоящего времени на факультете было издано около 380 научных книг.
В рассматриваемый период были изданы книги, монографии и статьи курдских писателей, курдологов и журналистов первого и второго поколения, таких как Аджие Джнди, Амине Авдал, Джардие Генджо, Ахмаде Мырази, Везире Надыри, Джасыме Джалил, Гачахе Мырад, Усыве Беко, Алийе Авдылрахман, Надо Махмудов, Мирое Асад, Халил Мурадов, Шкое Хасан, Ферике Усыв, Микаиле Рашид, Саиде Ибо, Сымое Шемо, Карлэне Чачани, Егите Шамси, Князе Ибрагим, Шекрое Худо, Шараф Ашири, Рызалийе Рашид, Ордихане Джалил, Джалиле Джалил, Максиме Хамо, Барийе Бала, Америке Сердар, Барийе Махмуд, Егите Худо, Ахмаде Гапо, Аскере Бойик, Сима Семенд, Тосыне Рашид, Черкезе Раш, Алихане Мемэ, Бабайе Келеш, Ахмаде Гоге, Темуре Халил, Гасане Гешенг, Мыразе Евдо, Азизе Джаво и др.
 

Конец «курдского ренессанса»

С распадом Советского Союза практически прекратилось и развитие курдской культуры в Армении.
Снизилось до часа, а затем до получаса время вещания ереванского радио. Газета «Рйа Таза», которая выходила полвека (а в последние годы перешла на латинскую графику), после 4800 номера прекратила свое существование из-за финансовых трудностей. В Армении, где за 8 советских лет (с 1929 по 1937 годы) было издано 70 книг на курдском языке, в последние 15 лет (1991–2005) вышло всего 5 .

Отдел курдологии Академии наук и курдское отделение при Союзе писателей Армении официально существуют, но фактически перестали работать. Курдские школы сталкиваются с серьезными бюрократическими препятствиями. Несмотря на то, что официально разрешено преподавать курдский язык два часа в неделю, часто это невыполнимо. Власти заставляют курдских учителей, желающих вести обучение на латинском алфавите, использовать кириллицу, так как она «является официальном курдским алфавитом в стране».
С распадом Советского Союза, получила новый импульс политика армян, желающих представить курдов-езидов отдельным «езидским народом». Наглядным примером этому стало сокращение времени курдских программ на ереванском радио. В 1992 году, якобы по «требованию езидов», появились «езидские программы» на ереванском радио. При сравнении «курдского» и «езидского» радио видна всю абсурдность такого подхода: ведь оба они вещают на одном языке, предлагают одну и ту же музыку, обращаются к одному народу…
Однако иногда руководству Армении, которое нуждается в «курдском факторе», из политических соображений приходится говорить о проживающих в республике курдах. Тогда езидов, которых усиленно вычеркивают из числа курдов и тонкими политическими ходами пытаются создать отдельный «езидский народ», без колебаний выдают за курдов. Справедливости ради нужно отметить, что после 1989 года, кроме нескольких десятков курдов-мусульман, оставшихся в Абовянском районе в качестве заложников, в республике практически не осталось курдов-мусульман.
Общественно-политическая газета «Ботан», издававшаяся на армянском языке, перестала существовать в середине 90-х. Газеты «Синджар» (орган Езидо-курдского общества дружбы), «Шенгал Лалеш» (орган Национального комитета езидов), которые издавались в последние годы, выходили в свет нерегулярно.
В последние 15 лет среди курдов Армении происходила активная «утечка мозгов». Большинство курдов-интеллигентов из Армении нашли убежище в европейских государствах странах СНГ. Уезжали не только ученые, но и деятели культуры, искусства, писатели. Из более чем 80 тысяч человек, насчитывавшихся в 1989 году, более половины сегодня проживает вне Армении.
«Курдский ренессанс», просуществовавший в республике с 1920 года по 90-е годы, подошел к концу. Однако деятели культуры и искусства продолжают вносить свой вклад в развитие курдской культуры, как в мире, так и в странах СНГ.

Борьба за Красный Курдистан

Незадолго до распада СССР, в мае 1991 года делегация под руководством Бабаева встретилась с Г.У. Ревенко – одним из помощников генерального секретаря ЦК КПСС М.С. Горбачева.
В самом начале переговоров Ревенко спросил: «Кто из вас Бабаев?»
Мехмеде Сыло представился.
Затем Ревенко сказал: «Вам привет от товарища Горбачева. Ваши труды оценены. У меня радостная новость о Красном Курдистане. Я надеюсь, что через несколько месяцев мы сможем объявить об автономии. Прошли переговоры с азербайджанским руководством. За это время вы должны провести подготовительную работу в народе. Используйте государственное телевидение и местные газеты… »
По решению, принятому в ходе переговоров, «якбунцы» должны были сначала отправиться в Азербайджан, там вместе с тамошними государственными чиновниками подготовить почву для объявления Красного Курдистана.
Члены курдской делегации после завершения встречи не смогли от радости удержаться от слез.
Однако события развивались совершенно в ином направлении. Делегация не смогла поехать в Азербайджан, Красный Курдистан так и не был провозглашен. Впоследствии «якбунцы» пытались объяснить неудачу противоречиями между курдами. На самом же деле вопреки желанию основной части советских курдов, желающих иметь свою административную единицу, некоторые довольно известные представители курдской интеллигенции – имена которых не хочу здесь называть, – написали руководству страны, что курды в действительности желают создания культурной автономии по месту проживания. В своих письмах эти люди обвинили Бабаева и его сподвижников в карьеризме и дилетантизме. Однако эта прискорбная деятельность вовсе не стала главной причиной не восстановления Красного Курдистана. Советские руководители считали вопрос Красного Курдистана лишь запасным, вспомогательным вариантом в разрешении Нагорно Карабахского проблемы и держали его в резерве.
В мае 1991 года, когда было обещано создать курдскую автономию, кровопролитная азербайджано-армянская война была в самом разгаре. Армяне уже проявляли свое военное превосходство. Поражение азербайджанцев необычайно усилило борьбу за власть в Баку. Режим Аяза Муталибова, сторонника Москвы, находился на грани конфликта с Народным фронтом Азербайджана, финансовую помощь которому оказывала, в частности, ультрарадикальная национал-шовинистическая турецкая Партия национального движения (МНР). Потери советских военных подразделений, охранявших гуманитарный коридор между Арменией и Нагорным Карабахом, который проходил по территории Красного Курдистана, день ото дня росли.

У политических сил, имевших собственные интересы в регионе, было много разных проектов по разрешению карабахской проблемы. Самым интересным из них был план Гоббла, тайно поддерживавшийся Турцией. Согласно этому плану, часть Лачинских земель отдавалась Армении, и таким образом по Лачинскому коридору Армения объединялась с Нагорным Карабахом. В качестве компенсации предусматривалось выделение части армянского Мегринского района Азербайджану. Таким образом, должен был образоваться Мегринский коридор, соединяющий Нахичеванскую автономную республику и Азербайджан.
Поддерживая этот проект, Турция вовсе не преследовала цель разрешить карабахскую проблему или поддержать «азербайджанских соотечественников». У нее были собственные «государственные интересы». Если бы этот проект воплотился в жизнь, Нахичеванская автономная республика, имеющая границы с Турцией протяженностью 9 км, присоединилась бы к Азербайджану с суши. Таким образом, Турция получила бы границу с Азербайджаном, и через Каспийского море обеспечила бы себе выход в Среднюю Азию, то есть в тюркский мир. Так осуществилась бы турецкая мечта о «Великом Туране», который пролег бы «от Средиземного моря до Великой китайской стены».
Как ни курьезно, Турция, косвенно поддерживая главного своего врага – Армению при захвате территорий своих братьев-азербайджанцев, способствовала оккупации азербайджанских (курдских) земель ради осуществления плана Гоббла, то есть для исполнения своего многовекового желания – образования «Великого Турана».
Провокационные попытки по передаче территории Красного Курдистана Армении, осуществлявшиеся Народным фронтом Азербайджана, покровителем который являлась Турция, неоднократно отмечались и иностранными специалистами, и официальными лицами Азербайджанской республики.
Даже ответственные представители властей и высокопоставленные руководители при правлении Народного фронта впоследствии были обвинены в измене родине, осуждены и долгие годы привели в тюрьме.
Сотни свидетельств в азербайджанской прессе проливают свет на эти события. Город Шуша, считавшимся «сердцем Карабаха», и «короной Азербайджана», 8 мая 1992 года в результате халатности, и во многом при косвенном содействии Народного фронта Азербайджана (НФА), был занят армянскими войсками. Воспользовавшись этим событием НФА решил свергнуть тогдашнюю «предательскую власть». Используя «шушинское предательство» как серьезный политический козырь, Фронт сумел спровоцировать народные массы на действия против власти, и спустя недели – 15 мая 1992 года силовым путем захватил власть. Во главе государства встал большой поклонник Турции, мягкий и легкоуправляемый гуманист Абульфаз Эльчибей. Однако реальная власть находилась не у тех, кто ее захватил, а у тех, кто через границу планировал народное восстание и управлял им. Они преследовали три цели: 1) опустошить Красный Курдистан и навсегда избавиться от «курдского фактора» в регионе; 2) выставить армян в глазах мирового сообщества оккупантами и впоследующем вынудить армян принять план «Мегринского коридора»; 3) получив в руки козырь против армян, под предлогом «оккупации и геноцида против турок-азербайджанцев» избавиться от армянской политики регулярного давления на международной арене по поводу геноцида армян, совершенного турками начале XX века.
По этому плану 17 мая 1992 года Лачинский район из-за провокаций НФА в результате вывода азербайджанских военных сил из района без особого сопротивления перешел к армянам. Все население, бросив все, было вынуждено бежать, чтобы спасти свою жизнь. Армянские военные жестоко расправились с беззащитными людьми, оказавшимися с ними лицом к лицу в результате измены своей армии. Тысячи свидетельств и судебные показания руководителей НФА доказывают, что события в Лачине развивались именно так.
План был осуществлен. Лачин передали армянам уже через два дня после того, как националисты из НФА захватили власть! Серия захватов армянских войск, начавшаяся передачей Лачина, продолжилась Кельбаджаром и Губадлы и 29 октября 1993 года завершилась захватом Зенгиланского района.
Однако вместе с четырьмя районами Красного Курдистана армяне оккупировали еще три района Азербайджана. Всего Азербайджан потерял боле 20 % своих земель. Почти миллион человек стали внутренними беженцами. Желание Турции получить прямой сухопутный выход в тюркский мир не было удовлетворено, что в конечном итоге привело к провалу плана. Армяне, оперативно отреагировавшие на недальновидный план турецко-азербайджанского союза, значительно укрепили свои позиции в регионе.
Кроме Турции, которая постаралась применить на практике план Гобла, интерпретируя его по-своему, планы по разрешению карабахской проблемы с учетом курдского фактора были и у русских. В середине 1991 года некоторые советские руководители вынашивали планы создания курдской буферной зоны на территории между Нагорным Карабахом и Арменией, которая формально должна была относиться к Азербайджану.
Хотя мы не имели возможности узнать содержание переговоров за закрытыми дверями, сказанное в мае 1991 года помощником М.С. Горбачева Г.У. Ревенко («были проведены переговоры с азербайджанским руководством, я надеюсь, что через несколько месяцев, мы сможем объявить об автономии Красного Курдистана») подтверждает, что между Москвой и Баку велась серьезная дискуссия на эту тему. В мае все еще оставались надежды на разрешение проблемы Нагорного Карабаха мирным путем. 23 сентября 1991 года в российском городе Железноводске при посредничестве глав государств России и Казахстана было подписано соглашение между Азербайджаном и Арменией по разрешению проблемы мирным путем, которое показало, что надежда на заключение мира все еще остается.
Однако скорость и характер развития событий в этом регионе и во всем Советском Союзе достигли уровня, не позволявшего решить эту проблему мирным путем. Уж во второй половине 1991 года стало очевидно, что Советский Союз в существовавшем виде не устоит. Советские руководители задумались о своей участи. Несмотря на договоренности о разрешении проблемы мирным путем, достигнутые руководством двух республик, позиции которых укрепились вследствие слабости азербайджанцев на военном фронте и не прекращающейся борьбы за власть в Баку, заняли еще более наступательную позицию. 26 декабря 1991 года столица Нагорного Карабаха Степанакерт (Ханкенди) полностью перешла под управление армян. Была подготовлена почва для захвата городов Шуша и Лачин – двух главных городов гуманитарного коридора. План Турции постепенно начал осуществляться.
И такой обстановке не оставалось поводов обсуждать вопрос восстановления Красного Курдистана, который воспринимался как часть урегулирования армяно-азербайджанских противоречий мирным путем.
В те годы существовало несколько важных причин, по которым русские тепло относились к идее «Нового Красного Курдистана».
1) Конец 80-х и начало 90-х – годы усиления этнических столкновений на этнической почве и центробежной тенденции. Москва нуждалось в силе, которая сбалансировала бы интересы противоборствующих сторон. Курды в неспокойном Закавказье воспринимались именно как такая сила.
2) В 1991 году курдская проблема находилась в центре внимания всего мирового сообщества; после вмешательства США Южный Курдистан (Ирак) добился фактической независимости; народно-освободительное борьба в Северном Курдистане (Турция) с военной и политической точки зрения достигла своей кульминации. В это время была велика вероятность создания курдистанского государства, и Красный Курдистан мог стать хорошей основой для сотрудничества курдов и русских.
3) Кроме того, Россия, выступавшая против политики расширения НАТО и против политики США, пыталась упрочить свое влияние в Азербайджане, Грузии и на Северном Кавказе. Курды, воюющие против турецкого режима и демонстрирующие тренд развития на Ближнем Востоке, как раз и были нужной силой для русских.

Однако к концу 1991 года развитие событий в Советском Союзе и особенно на Кавказе не дало России, всегда рассматривавшей курдскую проблему как «вспомогательный фактор» в реализации своих интересов на Ближнем Востоке, осуществить свою пока еще незрелую политику по отношению к курдам.
А развитие ситуации вокруг Красного Курдистана, которое происходило в 1992 году, получило несколько направлений. Азербайджанские территории – Нагорный Карабах, Красный Курдистан и несколько других районов – один за другим перешли под управление армянской армии. Республики Закавказья, хотя и не были оторваны от своих покровителей, пытались проводить политику, отвечающую их собственным национальным интересам.
Развал Советского Союза, обещавшего в последние свои дни восстановление курдской автономии, и оккупация Лачина 17 мая 1992 года разрушили надежды «якбунцев», которые не доверяли армянам даже больше, чем азербайджанцам.
Тем временем сразу после захвата Лачина, по плану армянского правительства (при содействии некоторых чинов из Министерства обороны России) был проведен «курдский поход» в Лачин, что являлось еще одной сценой из постоянно разыгрываемого спектакля под названием «Использовать и бросать курдов».
Лачин стал первым оккупированным азербайджанским районом вне Нагорного Карабаха. До этого завоеванные районы Нагорной Карабахской автономной области воспринимались мировым сообществом как армянские территории. С захватом Лачина в мае 1992 года армяне оказались в положении оккупантов. Тогдашнее азербайджанское руководство, действовавшее по директивам Турции, выполнило первую часть плана. Однако армяне уже были готовы дать юридическое оправдание оккупации Лачина: наивных курдов же всегда можно было найти!
В Лачине, который был известен как территория, населенная курдами, можно было объявить «курдскую республику» и тем самым придать оккупации юридический статус. Так и было сделано. Для выполнения этой задачи армяне через русских генералов заранее вели переговоры с Вакилом Мустафаевым – заместителем председателя Всесоюзной ассоциации курдов СССР «Якбун», который к тому времени перешел в оппозицию к организации.
Прежде чем перейти к дальнейшим событиям, я хочу разъяснить позицию Вакила Мустафаева, настоящего курдского патриота, всю свою сознательную жизнь посвятившего борьбе курдов. Бывший полковник Советской Армии, Мустафаев был достаточно умен и опытен, чтобы проанализировать характер развития событий в регионе и содержание армянских планов. Несомненно, он не слепо доверял Армении. Для того чтобы оценить исторический момент, он действовал как солдат, наступающий с одной гранатой, не имеющий ни обороны, ни тыла. Каков бы ни был итог в глазах мирового сообщества, вновь было доказано, что Лачин – это курдская территория! Даже для Мустафаева этого было бы достаточно… К сожалению, я пока смог прочитать только отрывки из книги В. Мустафаева «История Курдистана», изданном в Софии в 2002 году. Надеюсь, в своем труде он детально и объективно оценивает происходившие тогда события.
Сразу после захвата Лачина В. Мустафаев приехал в регион. Примерно через месяц – 9 июня 1992 года – прошел митинг курдов, прибывших из Еревана на нескольких автобусах. На митинге от лица курдского освободительного движения (КОД) под председательством В. Мустафаева была принята «Декларация о восстановлении курдской государственности». Журналисты, приглашенные армянами в регион, распространили информацию об этом по всему миру. После чего курдов немедленно вернули в Ереван. Курьезно, но факт: в момент провозглашения «курдской государственности», в Лачине, кроме людей которые проводили собрание, не было ни одного курда! Курды – жители Лачина за 20 дней до «провозглашения Курдистана» были изгнаны из своих домов и искали убежище, чтобы преклонить где-нибудь голову. Им было не до политики.
Учредительная конференция Ассоциации курдов бывшего СССР состоялась 1–5 сентября 1993 года в Краснодарском крае (в ее работе активно участвовал и сам В. Мустафаев). Резолюция «О восстановлении курдской государственности в составе Азербайджана» оценивала события июля 1992 года в Лачине так:
«9 июня 1992 года было создано Курдское освободительное движение (КОД), которое с участием представителей курдских общественно-политических сил бывшего СССР во время митинга, состоявшегося в городе Лачине, приняло декларацию о восстановлении курдской государственности.
В место с тем необходимо отметить, что у КОД не было достаточных сил и средств для достижения поставленной цели. Порой руководство движения проявило политическую некомпетентность, нередко оказывались под влиянием внешних сил. Оно не могло пользоваться авторитетом среди курдского населения» .
Хотя с тех пор, как армяне захватили Нагорный Карабах и оккупировали Красный Курдистан, прошло уже 15 лет, проблема Нагорного Карабаха до сих пор не решена. Территория Азербайджана все еще оккупирована армянами. Самопровозглашенная Нагорная Карабахская республика никем, кроме Армении, не признана; более миллиона азербайджанцев и курдов, высланных из оккупированных районов, до сих пор являются беженцами. Но главное, несмотря на фактическое поражение азербайджанцев и победу армян в этой войне, проблема Нагорного Карабаха – это пороховая бочка, которая в любую минуту может взорваться. Армяне силой удерживают захваченные 12 районов включая Нагорный Карабах, азербайджанцы день за днем укрепляют свою военную подготовку и усиленно вооружаются, для того чтобы вернуть себе территории. При этом судьба Красного Курдистана и курдов никого не занимает.
Однако, опыт создания Нагорно-Карабахской автономной области в составе Азербайджанской республики в 20-х годах и события 80–90-х годов, когда проблема вновь оказалась на повестке дня, показали, что, не принимая во внимание курдский фактор и не учитывая основные права курдов – исконных обитателей региона, невозможно решить проблемы мирным и справедливым путем. В принципе и азербайджанская, и армянские стороны осознают необходимость в мирной и объединительной миссии курдов для разрешения проблем. Но азербайджанцы действуют по принципу «Если нет говорящих и требующих, значит, нет и курдов» и удовлетворены тем, что большая часть курдов Красного Курдистана подверглась ассимиляции. А армяне довольствуются фактическими успехами. Все это не позволяет признать невозможность мирного урегулирования без учета курдского фактора и объединяющего значения курдов.

Ассимиляция

Детальные исследования жизни азербайджанских курдов привели нас к выводу, частично охватывающему эти прямо противоположные подходы.
Прежде всего нужно подчеркнуть, что определение «добровольная ассимиляция» является не научным, а дилетантским. Ассимиляция – это этнополитический результат социальной, политической и экономической системы отношений. Ассимиляция не бывает добровольной или недобровольной. Демографическая и этнокультурная ситуация в Азербайджане вынуждает нас определить курдскую ассимиляцию в целом как вынужденную и насильственную.
Доступные исторические свидетельства доказывают, что ассимиляция «второго и третьего поколения» курдов на территории Азербайджана началась по крайней мере в XVII веке. А продолжительность ассимиляции «первого поколения курдов», по нашим предположением начинающейся в XII веке, после уничтожение курдского государства Шеддадидов турками-сельджуками, мы не в состоянии точно определить. В XII веке, после захвата турками-сельджуками Азербайджана, где преобладало население, относившееся к иранской и кавказо-иберийской группе языков, стали распространяться и тюркские языки. Впоследствии началась серьезная туркизация (несмотря на то что официальными языками оставались арабский и персидский) – и начиная с XIV–XV веков в результате ассимиляции многих народов появилась новая этническая группа – азербайджанские турки, которая впоследствии стала доминантной на этой территории. Следы Шеддадидов, выше названных нами «курдами первого поколения», не встречаются в последующие века. Вероятнее всего, шеддадидские курды полностью растворились в возникшей народности. С другой стороны, распространено мнение, что ассимиляция курдов азербайджанцами началась в XIV–XV веках, когда азербайджанские турки на Кавказе стали формироваться как самостоятельный народ.
Следы «первого» и «второго» поколения курдов встречаются в Азербайджане в топонимиках – во-первых, в названиях, образованных от слов «курд», во-вторых, от курдоязычных слов, и наконец, от смешения курдо-азербайджанских слов. Несмотря на то, что в Азербайджане, так же как и в Турции, проводится официальная политика туркизации названий, в настоящее время даже на азербайджанских территориях вне Красного Курдистана прослеживаются сотни курдоязычных топонимов, «упущенных из вида». Последние годы азербайджанские ученые, чтобы стереть курдские следы, приложив все свои усилия, «доказывают», что все эти топонимы – турецкого происхождения. Скажем, уже «научно доказано», что все топонимы, содержащие слово «курд», на самом же деле появились от турецкое слова «гурт» («волк) или «кюр» (яростный, разъяренный, взбешенный) .
Азербайджанские власти сочли нужным «ради национальных интересов» даже сфальсифицировать собственную историю, историю древнего Азербайджана. Во всех исторических книгах изданных в республике за 70 лет советской власти, курдское происхождение Шеддадидов было без лишних комплексов указано. Шеддадидское государство, просуществовавшее на территории Азербайджана больше столетия, считалось примером исторической сплоченности и дружбы азербайджанских и курдских народов. «Курдское государство, расположенное на нынешней территории Бардинского, Шекинского районах и других землях Карабаха, в XIX веке разгромило хазарцев, тем самым положило конец постоянным набегам на Азербайджан». Эта цитата из учебника «История Азербайджана для 7 класса» изданного во время Советского Союза. Сегодня в учебниках Азербайджана не только нельзя прочитать о «курдском государстве», невозможно даже найти слово «курд». Новое издание эпоса «Кероглы» по-азербайджански тоже «очистили от курдского следа». Известные строчки в эпосе «Я Курд-оглы (сын Курда) – сын Кёр-оглы» претерпели корректировку. Одним словом, азербайджанские политики и ученые давно «похоронили» курдов... 

Несмотря на всю неполноту, приведенные данные ясно свидетельствуют о размахе ассимиляции курдов, насеявших Закавказский Курдистан до XIX века. Причины этой ассимиляции можно объяснить следующими факторами:
1. Начавшееся в XIX веке переселение большого количества армян на территории проживания курдов, особенно на территории Красного Курдистана, соединившиеся с географическим Курдистаном (запад Красного Курдистана и частично территории, простирающиеся от юго-запада до Аракса), расселение азербайджанского населения на этих территориях, и постепенная ассимиляция курдов с азербайджанцами прервали «курдскую полосу».
2. Вместе с прерыванием «курдской полосы» закавказские курды оторвались не только от Большого Курдистана, но и друг от друга. Переселения, связанные с политическим положением, частая смена мест расселения некоторыми племенами, которые спасались бегством от политического давления – все это еще более усилило эту оторванность и изоляцию. Курды Красного Курдистана, жили в изоляции, особенно в XIX веке, не имели возможности поддерживать связь со своими соплеменниками. Аверьянов, уполномоченный российского Генерального штаба, еще в начале XIX века написал: «Курды Елизаветпольской губернии полностью изолированы от российских курдов» .
3. Постоянная внутренняя миграция, кочевничество, связанные с тяжелыми природными условиями, разбросанность в суровой горной местности ослабили центральные племенные связи, играющие традиционную роль в сохранении национальных особенностей.
4. У курдов Красного Курдистана, оторванных от других частей нации, на протяжении сотен лет складывались социальные и политические связи с азербайджанцами и, частично, армянами. Основные экономические потребности курдов, в основном занимавшихся животноводством, удовлетворялись за счет торговли с азербайджанцами. Курдские территории в последние столетия находились в административном подчинении Карабаха. В связи с этим они вынужденно знали азербайджанский язык.
5. Сближение с азербайджанцами усиливала и религиозная общность (азербайджанские курды, как и азербайджанцы, является мусульманами-шиитами).

Все это подготовило почву для ассимиляции.

Поэтому мы считаем правильным называть ассимиляцию курдов, проживавших в Азербайджане до начала XX века вынужденной (но конечно, не добровольной!). А в XX веке вынужденная и насильственная ассимиляции существовали бок о бок.
Конец XIX – начало XX века – время национального возрождения народов Ближнего Востока и Закавказья. В тот период среди народов региона возникает стремление перейти от религиозно-политических установок к этнонациональным. Эта тенденция, которую прямо поддерживали силы из-за рубежа, разжигала межэтнические стычки и дала повод националистической пропаганде.
Мусаватская республика 1918 года, возникшая в результате завоевания Азербайджана турецкой армией при поддержке англичан, отличалась крайне нетерпимым подходом к этнокультурным правам национальных меньшинств, которые составляли больше половины населения этой республики. Невозможно утверждать и то, что в Азербайджанской ССР, образованной после распада Мусаватской республики, проявлялась толерантность к правам национальных меньшинств.

Следующие данные ярко демонстрируют масштабы вынужденной и насильственной ассимиляции XX века.

В одном из документов, относящихся к 80-м годам XIX века, был приведен список государственных сел Губадлинского, Лачинского, Кельбаджарского, Зенгиланского и Джабраильского районов (см.: Приложение). В списке было перечислено название некоторых сел, жители которых говорят на курдском языке, – Кор Джалаллы, Абдаллар (старое название Лачина), Зерти, Кары Кахасы, Минкенд, Куннаблы, Годеклер, Моллу, Шыхова, Газы-Курдалилер и.т. Однако через 100 лет, в 1980-е годы в этих селах нельзя было встретить ни одного человека, знающего курдского языка.
Кроме периода 1923–1929 годов, когда в результате политики Москвы существовал Красно-Курдистанский уезд, основной политикой азербайджанских руководителей по отношению к курдам была политика изоляции, ускорение и завершение вынужденной ассимиляции. Как уже было отмечено, в конце 30-х годов в Азербайджане официально было запрещено слово «курд» и в удостоверениях личности вместо него писали «азербайджанец». В 70-е годы XX века единственной организацией, которая занималась занимающейся изучением курдской культуры и истории, был отдел курдологии («курдский стол») при Институте востоковедения Академии наук Азербайджанской ССР. В конце 70-х годов отдел был упразднен, и с тех слов слово «курд» в республике стало запретным . Даже при переписи населения 1979 года не было зарегистрировано ни одного курда. Хотя по переписи 1970 года в республике «были 5488 курдов».
Азербайджанское руководство, которое абсолютно не переживало по поводу ассимиляции курдов, после объявления независимости в 1991 году, чтобы продемонстрировать уважение к национальным меньшинствам среди международного сообщества, позволило центру курдской культуры «Ронахи» издавать газеты «Денге Курд» и «Дипломат», дало разрешение на тридцатиминутное вещание курдской программы на государственном радио и на издание 1–2 книги в год .
Эти позитивные шаги, которые должны были быть предприняты по крайней мере 100 лет назад, не смогут отменить ассимиляции, которая прошлась по курдам Азербайджана как бульдозер. Никакой государственной поддержки культурного развития курдов не было. Азербайджанские националистические круги и по сей день оказывают всяческое давление на упомянутые организации и не дают им нормально функционировать.
Кроме того, после объявления независимости Азербайджана, особенно после сокрушительного поражения в войне с армянами, в республике раздувалась антикурдская истерия. Основную роль в этом сыграли (и продолжают играть до сих пор) национал-шовинистические силы, которые в 1992–1993 годах находились у власти, а ныне составляют радикальную оппозицию (именно в этот период, как выражается простой азербайджанский народ, «Нагорный Карабах и прилегающие районы под подстрекательством Турции было продана армянам»). Национал-шовинисты, ссылаясь на курдское происхождение президента Г. Алиева (в реальности Алиевы никогда не признавали этого, и курды вовсе не видели от них «особого внимания»), ведут регулярную антикурдскую пропаганду. В оппозиционной прессе часто встречаются предупреждения о «курдской опасности», которая якобы угрожает независимости Азербайджана. Эта политическая демагогия, которая отрицательно виляет на многовековую дружбу курдского и азербайджанского народов, беспокоит азербайджанскую интеллигенцию. Нашлись и некоторые журналисты, которые попытались объективно взглянуть на проблему: «К сожалению, антикурдскую истерию поддержали многие азербайджанские политики, представители власти и часть общества. Большую роль в нагнетании обстановки сыграли и средства массовой информации, которые, нарушив всякие этические нормы, способствовали формированию в обществе негативного отношения к курдам. Общество было раздражено тем, что «лица курдского происхождения захватили всю власть в Азербайджане и не дают работать и жить азербайджанцам. Оппозиционные партии, действуя по принципу «враг моего друга (то есть Турции) – мой враг», стали искать курдов среди представителей власти» .
Те курды Азербайджана, которые несмотря на регулярную политику игнорирования и ассимиляции сумели сохранить национальное самосознание, подвергаются моральному и политическому давлению. Процесс исчезновения курдов в Азербайджане продолжается.

2008 © kurdist.ru 

 

 

 

 


 

 

опубликовано
Добавить новыйПоискRSS
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии!
Русская редакция: www.freedom-ru.net & www.joomlao.com

Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved.

Последнее обновление ( Wednesday, 08 October 2008 )
 
< Пред.   След. >

Авторизация

Вход / Регистрация

Кто на сайте?

Сейчас на сайте:
Гостей - 8

Последние комментарии

Другие Статьи

                                               

Всего пользователей

128748 зарегистрированных
31 сегодня
236 на этой неделе
1161 в этом месяце
новенький: clource