Template Tools
You are here :  Главная
Todays is : Tuesday, 18 February 2020
Курды центральной Анатолии     e-mail
Administrator   
Sunday, 09 November 2008

Институт Ближнего Востока          

    

   Нодар Зейналович Мосаки - старший научный сотрудник

  Института востоковедения РАН, кандидат исторических наук 

    

     Image 

     Курды Центральной Анатолии представляют собой интереснейший феномен. Оторванные от Курдистана на протяжении столетий, они сохранили на очень высоком (более высоком, чем курды Курдистана) уровне свою курдскость.

      Как известно, за последние годы из Курдистана мигрировали до 10 млн (по некоторым оценкам, до 15 млн) человек. Сегодня в Турции, за пределами Турецкого Курдистана, можно выделить две группы курдов: курды Анатолии и курды Центральной Анатолии.

    

      Курды Анатолии, преимущественно Западной Анатолии, это курды, мигрировавшие с 20-х годов ХХ века до настоящего времени в три этапа. В 20-х годах это были насильственные переселения после создания Турецкой Республики, в 60-х годах – в связи с развитием капитализма и экономическими причинами, а в 80-е годы – в связи с конфликтом в Курдистане и уничтожением нескольких тысяч курдских сел.

     Курды Центральной Анатолии имеют совершенно другую историю. Они мигрировали из Курдистана 200 – 500 лет назад, в эпоху Османской империи, и населяют провинции Анкара (районы Хаймана, Полатлы, Бала, Кочхисар), Конья (Кулу, Джиханбейли, Юнак, Сараёну), Киршехир (Каман, Чичекдаги), Аксарай (Ортакой, Эскил), Йозгат (Ёркой), Чорум, Амасья, Сивас и Токат. Но сердцем региона курдов Центральной Анатолии являются районы провинции Анкара. Поэтому курды Центральной Анатолии известны как «курды Хайманы».

     Численность курдов Центральной Анатолии оценивается, по одним данным, в 1,5 – 2 млн человек, по другим – в 1 – 1,5 млн человек. Населенные ими районы доходят до Сиваса, т.е. практически до территории этногеографического Северного Курдистана. В Хаймана, Полатлы и Джиханбеге курды живут в основном в городах, в других районах Центральной Анатолии – в деревнях.

    Примечательно, что среди курдов Центральной Анатолии можно наблюдать курдистанскую этнолингвистическую и религиозную мозаику. Диалект курдов Хаймани близок к сорани, этих курдов называют шехбзни, а их диалект – шехбзнки. Диалект курдов Аксарая близок к диалекту заза (зазаки, курдки, кырманджки). В других районах говорят на курманджи. Вследствие низкого уровня взаимоотношений курды Центральной  Анатолии, владеющие разными диалектами, плохо понимают друг друга.

     До 60-х годов курдянки Центральной Анатолии совершенно не говорили по-турецки, а мужчины знакомились с турецким языком лишь в армии. Образованных людей среди курдов Центральной Анатолии было мало, поэтому первое соприкосновение с турецким языком происходило лишь на военной службе. С близлежащими турецкими деревнями курдские деревни, как правило, никаких взаимоотношений не имели, будучи самодостаточными. Также они не имели никаких связей с Курдистаном [1]. Между собой курды общались лишь по-курдски. Таким образом, в некоторых регионах Центральной Анатолии фактически была установлена курдская этнолингвистическая и хозяйственная автаркия, эдакий микро-Курдистан, не испытывавший никакого влияния турецкой ассимиляции и обеспечивающий расширенное воспроизводство курдского этноса.

     Как отмечал в беседе с автором один из наиболее известных курдских политиков и публицистов Турции последних 30 – 40 лет, уроженец Центральной Анатолии Ибрагим Гючлю (родившийся в 1949 г. в селении Хаджия уезда Шарафликочхисар в провинции Анкара, племя блики), предки которого, по некоторым данным, переселились в Центральную Анатолию 250 – 300, по другим – 350 – 400 лет назад («так давно, что уже не имели никаких связей с Курдистаном», «предки говорили, что пришли из другой страны»), значительная часть курдов Центральной Анатолии, как правило, была зажиточной и даже богатой, жила лучше, чем в Курдистане, и занималась земледелием [2].

    Как признавался Ибрагим Гючлю, пойдя в 1956 г. в школу в городе, он (и другие курдские дети) испытал культурологический шок, увидев, что существуют не только курды, но и турки, и в школе необходимо учиться на языке, который никто из курдских детей не знал. Начав обучение в городской школе, курды всячески пытались подчеркнуть этническую идентичность. Курды Центральной Анатолии не знали, что пределами их районов где-либо еще проживают курды.

     Существенные изменения начали происходить с середины 60-х годов ХХ века – позитивные и негативные для курдов. С одной стороны, курды Центральной Анатолии начали получать образование. Однако это означало, что устанавливались отношения с турецким миром, чего ранее у курдов Центральной Анатолии не было. Женщины стали изучать турецкий язык, появились отношения с городами, население начало мигрировать в большие города – Конью и Анкару, стали встречаться браки с турками, в курдский язык курдов Центральной Анатолии начала проникать турецкая лексика, началась миграция в Европу. Все привело к формированию процесса ассимиляции и интегрирования в турецкое общество. Новое поколение стало забывать курдский язык, хотя и сохраняло свою этническую идентичность. При этом в Курдистан курды Центральной Анатолии не мигрировали [3]. Следует отметить, что курды Курдистана весьма негативно относятся к переселению в Курдистан курдов из-за его пределов. Тот же Ибрагим Гючлю вспоминает, что, переселившись в Эргани (город в провинции Диярбакыра) и будучи уже известным курдским политиком, он натолкнулся на недовольство местного населения.

     Однако соприкосновение с турками, точнее – учреждениями турецкого государства, привело к зарождению среди курдов Центральной Анатолии курдизма – курдского национализма. Ибрагим Гючлю считает, что курдизм, который тогда был, по сути, культурным или лингвистическим национализмом, формировал понимание бесправия курдов, осмеивания турками курдов в связи с проблемами с турецким языком. Связь с курдским миром курды Центральной Анатолии поддерживали, слушая курдскую службу Ереванского радио и радио Керманшаха (Иран). Курдизм выражался не только среди учеников, большое влияние на него оказывал один из наиболее известных тогда курдов Центральной Анатолии адвокат и педагог Шарафеттин Кайя.

    Однако соприкосновение с турецким миром происходило постепенно. Первое время, поскольку большинство курдов все же не говорили по-турецки, курдские мужчины, владеющие турецким языком, становились своеобразными дипломатами, обслуживая возникающие связи между курдской общиной и турками.

     Курдские ученики и учителя в школах интересовались популярными тогда социалистическими идеями. В социализме курдов привлекало право на самоопределение. Курды становились социалистами, будучи курдскими националистами. Видя стратегический союз между Турцией и США, курды надеялись на СССР и Китай. Они создавали тогда левые организации, в которых участвовали и турки, хотя между курдами и турками на национальной почве случались стычки.

     Как рассказывал автору Ибрагим Гючлю, обучавшийся в 1963 – 1967 гг. в бакалавриате (старшие классы средней школы для наиболее способных учеников), в то время в Анкаре стала появляться курдская интеллигенция из Центральной Анатолии и Курдистана. И. Гючлю вспоминает, что в 1967 г. в Анкаре он впервые познакомился с курдским националистом – им был известный курдский общественный деятель того времени Ахмет Котан. Именно в Анкаре, по словам И. Гючлю, курды Центральной Анатолии узнавали о существовании курдов в Сирии, Ираке, СССР и Ливане. В Анкаре курдов, подчеркивающих свою курдскую идентичность, турки называли «барзанистами».

      С 90-х годов курды Центральной Анатолии начали создавать свои культурно-просветительские организации, средства массовой информации. Одним из важнейших изданий курдов Центральной Анатолии является журнал Birnebun. Первый номер этого журнала вышел в г. Wetzlar (Германия) зимой 1997 г., со второго номера журнал выходит в Стокгольме. Журнал выходит на турецком и курдском языках. При этом следует отметить, что вначале журнал в основном выходил на турецком, а некоторые статьи печатались на курдском. Однако примерно с 2000 г. большая часть статей уже выходит на курдском языке. До сих пор вышло 36 номеров. Публикации журнала в основном посвящены курдам Центральной Анатолии. Журнал позиционирует себя как энциклопедию о курдах Центральной Анатолии.

      Другим популярным журналом курдов Центральной Анатолии является издающийся с 2003 г. на турецком и курдском языках Veger (ttp://www.vegernu.com; позиционирует себя как «журнал политики, культуры, истории и исследований курдов Центральной Анатолии»).

      Курдами Центральные Анатолии созданы также сайты. Например, среди курдов Киршехира популярен сайт http://www.kurdenkirsehire.com, на котором выложена подробная информация почти о каждой курдской деревне этой провинции. Среди других сайтов курдов Центральной Анатолии можно отметить полностью курдоязычный http://www.anatoliyanavin.com.

      В настоящее время уровень курдскости курдов Центральной Анатолии, несколько веков оторванных от Курдистана, существенно выше, чем курдов Курдистана. И эта разница легко видна в Европе, в диаспоре, вдали от Турции и Курдистана. Как отмечает известный курдский писатель и педагог Амед Тигрис, в 80-х годах работавший преподавателем курдского языка в шведских школах, существует большая разница между курдскими детьми, родители которых являются выходцами из Центральной Анатолии, и детьми, родители которых родом из Курдистана. Знание курдского языка и обычаев среди курдов Центральной Анатолии значительно выше. Их родители принципиально со своими детьми общаются лишь на курдском языке. Почти все дети курдов Центральной Анатолии говорят по-курдски, а в семьях курдов из Курдистана общаются в основном по-турецки. Амед Тигрис считает, что то, что курды Анатолии сохраняли 400 лет, курды Курдистана не могут сохранить 4 года. Курды, которые из курдских деревень переселяются в Диярбакыр, за несколько лет забывают курдский язык [4].

      Несмотря на то, что уровень сопротивляемости курдов Центральной Анатолии турецкому ассимиляционному давлению оказался существенно выше, чем курдов Курдистана, в настоящее время представители центрально-анатолийской курдской общины прекрасно понимают, что сохранение их национальной идентичности и самобытности тесно связано с положением и развитием курдов Северного Курдистана, в том числе и в диаспоре. Сегодня, в условиях глобализации, а также турецкой локально-глобализационной стратегии (в рамках турецкого государства), направленной на вовлечение и интеграцию всех граждан в турецкий плавильный котел посредством системы образования, массмедиа, развлечений и т.п., когда от автаркии курдов Центральной Анатолии не осталось и следа, они могут сохранить свою идентичность лишь посредством установления связей с Курдистаном и создания тесной культурной и политической общности с курдами других регионов Турции.

 

1. Ibrahim Guclu. Pewist e ku Ciye “Kurden Anadoluya Navin” u “Kurden li Anadoluye” Di Tevgera Demokrasi ya Turkiyaye u Tevgera Kurd ya Mili de Nas Be Tesbit Kirin // Birnebun, Zivistan, 1997, № 1, c. 39. (курд. яз.).

2. Интервью автора с Ибрагимом Гючлю 19.08.2008.

3. Ibrahim Guclu. Pewist e ku Ciye “Kurden Anadoluya Navin” u “Kurden li Anadoluye”…, с. 40.

4. Ali Ciftci. Hevpeyvin. Mamoste Amed Tigris // Birnebun, Havin 1999’an, № 8, с. 78. (курд. яз.).

 

http://www.iimes.ru/rus/stat/2008/08-10-08a.htm

RSS
!

Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved.

( Tuesday, 14 April 2009 )
 
< .   . >

Авторизация

/

Кто на сайте?

Последние комментарии

Другие Статьи

                                               

Всего пользователей

154997
20
70
624
: MarinaRabah