Template Tools
You are here :  Главная
Todays is : Saturday, 19 October 2019
Интервью с курдским сирийским лидером PYD Салихом Муслимом 2012-12-16     e-mail
Administrator   
Sunday, 16 December 2012

  Image    Сирийские курды в ново-обретенной автономии получили историческую возможность оказаться в центре внимания и стать ключевым субъектом в сирийской борьбе.

      Партия Демократического союза (PYD) находится в центре курдской борьбы в Сирии, и курдских поисков нового рассвета.

     О задачах, стоящих перед партией, Башдар Пушо Исмаил из "Kurdish Globe" говорил в эксклюзивном интервью с Салихом Муслимом, со-руководителем PYD.

 

Вопрос: Время от времени PYD изображается негативно, как РПК-аффилированное лицо, которое не соблюдает соглашения о разделении  власти с другими курдскими партиями, не терпит других курдских вооруженных сил и даже, якобы, сотрудничает с режимом Асада. Как вы это прокомментируете?

 

ImageСалих Муслим: PYD является политической партией, созданной в 2003 году и, конечно, у нас есть наш путь, наша философия и наша стратегия работы. Я имею в виду, что, если бы наши философия и стратегия были такими же, как у классических курдских партий, не было бы никаких причин создавать новую партию. Мы создали PYD, которая отличается от классических партий Сирии. У нас есть философия г-на Оджалана, и его идеи адаптированы к условиям и ситуации Западного Курдистана (Сирийского Курдистана). Наша деятельность отличается от деятельности радикальных партий или от философии классических сторон. Так что это нормально для людей, которые содействуют интересам региональных и мировых держав, нападать на нашу партию и обвинять ее, потому что мы продвигаем и работаем на интересы людей Западного Курдистана и всех сирийцев.

     50 лет курдские партии не могут представить ничего курдской политике или курдскому народу Западного Курдистана. Они не могли хорошо организовать себя, и особенно в критических условиях, в которых сейчас находится Западный Курдистан. Так что все находится в руках PYD, все обязанности, в том числе защита людей и организация людей, легла на PYD. PYD делает все, и поэтому мы были атакованы не только классическими курдскими партиями, но и другими сторонами, которые выступают против курдского народа и его борьбы.  Они враги курдского народа. Таким образом, на нас нападают все.

      Есть много слухов и разговоров по поводу нашего партнерства с РПК, хотя, помимо общей философии, мы полностью отличается от них. У нас есть собственное руководство, стратегии и задачи для Западного Курдистана, у нас нет никаких органических связей с РПК или принадлежности к ним. Но мы поддерживаем друг друга, как и любую сторону, наши отношения с ними ничем не отличаются от наших отношений с ДПК (Демократической партией Курдистана) Масуда Барзани и ПСК (Патриотическим союзом Курдистана) Джаляля Талабани.

 

Вопрос: Есть ли у вас проблемы с другими курдскими партиями или существует разделение власти?

 

Салих Муслим: Нет, не со всеми. Мы хотели бы поделиться властью со всеми курдскими партиями. Мы можем сделать все вместе. Мы искали сотрудничества с ними с тех пор, как мы были созданы в 2003 году, когда мы постучали в двери всех, мы встретились со всеми, чтобы строить отношения и работать вместе, и подписать с ними соглашения, но мы не смогли бы добиться этого.

 

Вопрос: С точки зрения курдских сил, есть ли у вас проблемы в работе с другими курдскими силами, особенно с "сирийскими пешмерга", прошедшими обучение в Курдистане? В Сирийском Курдистане есть силы PYD или национальные силы всех курдов?

 

ImageСалих Муслим: У нас нет проблем в объединении всех вооруженных сил в интересах курдского народа. В Западном Курдистане вы можете иметь много политических партий, много организаций, но когда дело доходит до вооруженных сил, должны быть только одни вооруженные силы в регионе. В противном случае, если у вас внутри будут проблемы. Из-за этого, как часть курдского Верховного совета мы решили объединить все вооруженные силы, в том числе курдские силы Сирии и обученные в Южном Курдистане (Иракском Курдистане). Мы пытаемся объединить их и это не проблема, так как силы принадлежат народу. Они защищают людей западного Курдистана. Каждый имеет право присоединиться к ним, чтобы защитить свою семью и отношения. Это никогда не было проблемой для нас. Но главное, любая сила должна быть только под одним командиром.

      Мы не относимся к силам, прошедшим обучение в Южном Курдистане, как к пешмерга, они являются просто частью группы народных охранников, единицами защиты. То же самое можно сказать и о нас, мы не различаем типы сил… Эти силы находятся в Сирии прямо сейчас. Большинство из них - курдские солдаты, бежавшие из сирийской армии, и они являются просто армией курдского народа в Западном Курдистане. Важный момент, что они не принадлежат ни к одной политической партии, ни к PYD или даже к Движению демократического общества (Tev-Dem). Они созданы (Tev-Dem), но они принадлежат сирийскому курдскому народу, потому что они принимают приказы от курдского Верховного Совета.

 

Вопрос: Некоторые обвиняют вас в сотрудничестве с режимом Асада в курдских районах, вы можете установить истину по этому поводу?

 

Салих Муслим: Мы боролись с этим режимом с момента создания в 2003 году. У нас были люди, погибшие под пытками, когда сирийское восстание началось в марте 2011 у нас было арестовано около 1500 человек и они подвергались пыткам аппарата безопасности Асада. Из-за этого мы не можем сказать, что мы имеем с ним отношения. Но поскольку наша стратегия отличается от других организаций и других партий, они пытаются найти повод, чтобы обвинить нас. Только потому, что мы отказались стать солдатами для других, как было во многих других случаях в истории курдов. Курды всегда были солдатами других, боролись за них, умирали для них, и в конце концов они ничего не получили. Таким образом, мы отказываемся следовать подобным историческим ловушкам. Теперь они вменяют нам в вину то, что мы отказались дать своих солдат. Мы не имеем отношений с режимом, и не будем никогда протягивать руку тем, кто нас убивает.

 

Вопрос: Турция внимательно и с большой тревогой следит за новой курдской автономией в Сирии. Есть ли у вас контакты с турецкими властями? Видите ли вы угрозу прямого турецкого вторжения?

 

Салих Муслим: Мы не ведем диалога ни с кем, не только с Турцией. Мы открыты для переговоров со всеми сторонами, вовлеченными в сирийский конфликт, и у нас нет никаких возражений. Сегодня мы не имеем никаких контактов с турецкими властями, но мы не отказываемся от контактов или встреч с ними, если турецкие власти примут нас. Как и по поводу любого вторжения, я не думаю, что международные условия создают смысл для вторжения, они не позволят такого вторжения, и нет условий для любого военного вмешательства в Сирию. Но турецкая рука очевидна в Сирии с начала восстания. Они пытаются быть вовлеченными и поддержать вооруженные группы в дестабилизации относительно мирного курдского региона, а турецкой интервенции удалось превратить мирное восстание в вооруженное восстание против режима. Это стало возможным только с турецкой поддержкой вооруженных групп.

     В случае с курдами, мы уже видели, что произошло в Алеппо, Африне и Сере Кание, где вооруженные группы вторглись в курдские районы. Они поддерживают их, и они посылают их будоражить курдские районы и уничтожать мирное положение курдских районов. Такие группы, как "Аль-Нусра" и "Гураба аль-Шам", все они связаны с турецким режимом, который поддерживает и посылает их.

     И даже в Сере Кание, когда они собирались уйти, чтобы вернуться в Турцию, Турция закрыла границу и сказала, чтобы эти вооруженные группы должны либо бороться, либо умереть. Таким образом, они не позволили им вернуться назад и до сих пор эти силы здесь. Только вчера было нападение с воздуха на эти вооруженные группы, но им некуда бежать, потому что Турция закрыла границу, и они не в состоянии двигаться… Более 20 из них были вчера убиты в ходе воздушного нападения.

 

Вопрос: Каково ваше сообщение Турции?

 

Салих Муслим: Турция должна отойти от своей фобии курдов. Курды могут жить вместе с турецким народом, у нас нет проблем с турками. Мы друзья и соседи с туркменами в Сирии, то же самое с турецким народом. У нас нет проблем с турецким народом, и мы можем мирно сосуществовать. Турецкое правительство должно понимать и опираться на братские связи между двумя странами, а не действовать из боязни курдов.

 

Вопрос: В последнее время было много насилия между FSA, в частности, их исламистского крыла, и PYD в Сере Кание и в Алеппо. Почему такая неприязнь и враждебность? Что должно произойти, прежде чем вы будете работать с FSA?

 

Салих Муслим: Если они оставят нас в покое, то у нас не будет никаких проблем со Свободной сирийской армией. В основном они - беглые солдаты из сирийской армии и защищают мирных жителей. Но есть конкретные вооруженные группы, которые борются и нападают на курдские районы, даже когда там нет сил режима. Они нападают на гражданских лиц, и такие группы не принадлежат к FSA, и даже FSA выпустила заявления, в которых отрицает свою связь с ними. Они используются только имя FSA, но никто не признает их FSA. Они принадлежат к турецкому режиму. В частности, в Алеппо, Африне и Сере Кание, эти группы четко поддерживают Турцию, с оружием, со средствами передвижения, и они все приходят с турецкой стороны.

      Любой курд, захваченный в плен, такой как лидер YPG, который был захвачен в Алеппо, увозится в Турцию на допрос турецких властей. В Сере Кание даже раненых захваченных людей доставляли в Турцию и подвергали допросам турецких властей. Мы не можем бороться с турецкими солдатами непосредственно, но они представляют силы,  спровоцированные Турцией.

      В Сирии есть курды, арабы и представители других национальностей. Если каждый освободит свое место, то вся Сирия будет освобождена. Курды не могут идти в Дамаск и освободить Дамаск, но мы можем освободить наши районы, в которых мы живем. И вот это мы сделали. В курдских районах нет никаких солдат режима, так зачем повстанческим силам атаковать их?

 

Вопрос: Когда Камышлы и весь сирийский Курдистан будет освобожден от Асада? Каков следующий шаг в вашей борьбе за освобождение всего сирийского Курдистана?

 

Салих Муслим: Для нас это не случай освобождения. Если мы изгоним  сирийские войска, мы просто будем жить с сирийским народом и всеми сирийцами в сирийском государстве. В Камышлы ситуация очень чувствительна. Мы не боремся с арабами, мы боремся с сирийским режимом. Наше освобождение не является освобождением от сирийского народа, а только от сил Асада.

     Пока мы обеспокоены боевыми действиями между курдами и арабами в таких чувствительных местах, как Камышлы и Сере Кание, для предотвращения сектантской войны мы не могли позволить себе атаковать режим. Так же, как мы обеспокоены тем, что некоторые арабы могут быть на стороне режима. Мы не хотим, чтобы в конечном итоге конфликт вылился в противостояние между арабами и курдами, в отличие от борьбы с режимом.

      Камышлы – это курдский город и столица Западного Курдистана, этот город является центром деятельности курдов. Планируется искоренить силы режима в Камышлы. Но, в то же время, мы никогда не отказывались жить бок-о-бок с арабами в Камышлы, и мы не хотим, чтобы Камышлы  был местом борьбы между курдами и арабами. Когда арабы Камышлы останутся с теми, кто против режима, мы также будем расширять наше управление Камышлы.

 

Вопрос: Курдистан является вашим соседом и братом с растущей стратегической властью и влиянием в регионе. Может ли руководство Курдистана сделать больше, чтобы помочь курдам и политическим партиям в Сирии?

 

Салих Муслим: Региональное правительство Курдистана делает то, что оно делает в своих областях, и они контролируют свои области в Южном Курдистане. Но наши условия очень разные. Мы не ищем системы, как в Южном Курдистане. Таким образом, мы можем иметь очень хорошие отношения, но у нас разные условия и наше решение отличается от их решения. Их управление на основе федерализма, в то время как то, к чему мы стремимся, является демократическим самоуправлением... Мы не должны рисовать границу между сирийскими курдскими районами и арабскими районами.

Image

     Курд всегда может сделать больше для курдов в плане поддержки. Мы один народ, будь то на юге, западе, севере или востоке. Но для каждой части у нас разные условия. Мы можем помочь друг другу в духе братства и строить нашу будущую стратегию. То, чего мы ищем в будущем,  - курдские части должны быть объединены в демократической конфедерации на Ближнем Востоке. Курдские части могут объединиться на Ближнем Востоке во многом таким же образом, как страны Европы подошли ближе друг к другу посредством объединения… Сегодня мы имеем 27 стран, живущих вместе. Почему мы не можем иметь то же самое на Ближнем Востоке?

      В тот момент, когда мы получим Ближний Восток, объединенный в демократическую конфедерацию, в то же время весь Курдистан станет единым. Это наша долгосрочная стратегия для курдского народа.

 

Вопрос: При каком абсолютном минимуме PYD согласен видеть пост-Асадовскую Сирию?

 

Салих Муслим: Есть два момента. Одним из них является конституционное признание курдского народа в Западном Курдистане. А во-вторых, гарантия наших демократических прав, которые будут включены в конституцию. С точки зрения модели самоуправления название не важно, это можно было бы назвать самоуправлением или демократическим федерализмом. Как часть демократических прав должно быть предоставлено право на самозащиту и содержание подразделений сил безопасности для защиты гражданских лиц области.

     Положение курдов в Сирии отличается. Каждый оценивает ситуацию сирийцев и говорит о сирийской проблеме, но никто не смотрит в сторону курдов. Мы являемся частью сирийского народа, у нас есть права и любое решение для сирийского народа должно также содержать решение и курдского конфликта. Невозможно создать демократию в Сирии без решения курдской проблемы. Всем должно быть ясно, что только если будет решение для курдов, тогда в Сирии может быть достигнута демократия.

 

Вопрос: Нельзя упускать из виду, что большинство сирийской нефти находится в курдских районах, и Западный Курдистан богат нефтью. Есть ли у вас контроль над нефтяными месторождениями на данный момент, каков ваш взгляд на природные ресурсы, которыми курды никогда не пользовались?

 

Салих Муслим: Нефтяные скважины находятся под защитой нашего народа. И мы по-прежнему получаем топливо с нефтеперерабатывающих заводов в Хомосе и Баниясе, которые мы защищаем. Конечно, будущей Сирии понадобятся соглашения о таких природных ресурсах, с пользой для местной общины и использованием части доходов на местах. Доходы должны быть оговорены в ходе переговоров и соглашений, но они будут управляться централизованно для всех сирийцев.

 

13 декабря 2012 года

http://kurdistan.ru/2012/12/16/news-17763_Intervyu_s_kurdskim.html

 

 

RSS
!

Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved.

( Sunday, 16 December 2012 )
 
< .   . >

Авторизация

/

Кто на сайте?

:
- 9

Последние комментарии

Другие Статьи

                                               

Всего пользователей

149942
10
152
403
: Pavlosbnf